«Большая игра» 2.0 в Азии: Китайский дракон и его новая дипломатия

Об авторе

Ярмолинский Юрий Михайлович,

аналитик Белорусского института стратегических исследований

Другие статьи автора

Азиатско-Тихоокеанский регион продолжает задавать топовую повестку глобальной и региональной политики

Развязка логистических «узлов»


Азиатско-Тихоокеанский регион в июле продолжает задавать топовую повестку глобальной и региональной политики, притягивая к себе, как магнит, все более пристальное внимание остального мира

КОЛЛАЖ АНАСТАСИИ БИРЮКОВОЙ
КОЛЛАЖ АНАСТАСИИ БИРЮКОВОЙ

Завершившееся без заключения прорывных соглашений турне Джо Байдена на Ближний Восток, «скомканные» итоги встречи глав МИД G20 на индонезийском курорте Бали, а еще ранее — невнятное выступление американского президента перед лидерами АСЕАН в очередной раз представили несостоятельность и архаичность подходов коллективного Запада к конструированию нового мирового порядка.

На этом фоне несколько выбивался саммит лидеров Индии, Израиля, ОАЭ и США (I2U2), в повестке которого доминировали экономические вопросы: сотрудничество в сферах водных ресурсов, энергетики, транспорта, космоса, здравоохранения и продовольственной безопасности, передовых и зеленых технологий. При понимании объективных сложностей достижения консенсуса на Ближнем Востоке в секторе безопасности акцент I2U2 на экономическом и гуманитарном треках выглядит разумным. Как минимум чтобы не подорвать связи с Ираном как региональным лидером.

В свою очередь, визит Путина в Тегеран спустя несколько дней после турне в регион Джо Байдена многие (даже западные) наблюдатели восприняли как сигнал о формировании меняющей геополитические расклады региональной коалиции, состоящей из таких находящихся под санкциями стран, как Иран, Россия, Китай и Турция. При этом факт подписания «Газпромом» меморандума о сотрудничестве с Национальной иранской нефтяной компанией (NIOC) с «крупнейшими иностранными инвестициями в истории нефтяной промышленности Ирана» (до 40 миллиардов долларов) знаменует создание мощнейшей в мире газовой монополии под российским зонтиком.

По мнению многих экспертов, если отношения США с Саудовской Аравией, ОАЭ и Турцией продолжат ухудшаться, дрейф Эр-Рияда, Абу-Даби и Анкары в сторону Китая и России только усилится.

Уверенно и артикулированно свои амбиции на эффективное участие в решении наиболее острых глобальных проблем — энергетического и продовольственного кризисов — заявляет БРИКС. Закономерно, что заявки на вступление в БРИКС готовят Саудовская Аравия, Турция и Египет. Ранее о таких планах объявила Аргентина. Решение по некоторым из этих стран может быть принято уже на следующем саммите объединения в 2023 году.

На фоне такой динамики термин «международное сообщество» обретает качественно новое звучание и географический охват, отличные от традиционных западных коннотаций.

Логистика — важный инструмент

По мере укрепления новых региональных альянсов происходит поступательная развязка логистических узлов, образовавшихся как вследствие пандемии, так и западных санкций.

Первый товарный поезд, направляющийся из Российской Федерации в Индию по международному транспортному коридору (МТК) «Север — Юг», проследовал через Иран. По заявлению иранских властей, местная инфраструктура уже может перевозить 20 миллионов тонн грузов в год, а при дальнейшем развитии довести этот объем до 300 миллионов тонн. Судоходные линии Исламской Республики Иран (IRISL) выделили 300 контейнеров для перевозки грузов из России в Индию и обратно.

«Север — Юг» — это мультимодальный маршрут от Санкт-Петербурга до порта Мумбаи (Индия) протяженностью 7,2 тысячи километров. Он является альтернативой морскому пути, соединяющему Европу, страны Персидского залива и Индийского океана через Суэцкий канал, и существует в трех вариантах — транскаспийском (с использованием железных дорог и портов), а также двух сухопутных — западном и восточном.

Как сообщил первый вице-спикер Совета Федерации Андрей Яцкин, до конца июля правительством России должна быть утверждена дорожная карта МТК «Север — Юг», включая развитие региональной инфраструктуры.

Характерно, что генеральное консульство США в Мумбаи напрямую обратилось к портовой администрации с требованием не допускать в гавань российские суда, ссылаясь на действующие санкции. На что Индия заявила о своем суверенном праве вести дела с глобальными партнерами, исходя из национальных интересов.

В китайской провинции Хубэй введен в эксплуатацию первый в стране (и в целом в Азии) грузовой аэропорт Эчжоу Хуаху. Первые грузы туда прибыли из Шэньчжэня, Уханя и Пекина. Ежегодный пассажиропоток нового аэропорта должен достичь 1 миллиона человек, а пропускная способность грузов и почты к 2025 году — 2,45 миллиона тонн.

Вьетнамские власти хотят построить в Хошимине (уезд Канзьо) морской порт стоимостью 6 миллиардов долларов, способный принимать крупные контейнеровозы. Строительство объекта призвано повысить конкурентные преимущества Вьетнама в регионе АСЕАН, а также создать дополнительные условия для дальнейшего развития морского хозяйства города и страны в целом.

Финансы: есть решения

В силу растущей токсичности доллара и евро взаимные расчеты по широкому кругу товаров переводятся в рубли. Кроме того, во внешнеторговых расчетах Россия использует валюты дружественных стран: Китая, Индии, Ирана, Турции и ОАЭ.

В рамках подписанных ранее соглашений о развитии межбанковского и валютного сотрудничества Тегеранская валютная биржа запустила торги парой риал/рубль, которые торгуются по тем же правилам, что и другие пары валют, в том числе доллар и евро.

Эмиратский дирхам сейчас используется для расчетов с Индией, что позволяет обходить санкции. Китайский юань можно задействовать в расчетах с Турцией.

На фоне отсутствия планов возврата к бартеру во внешней торговле обсуждаются товарообменные операции через учет в национальной валюте, то есть валютные свопы — взаимные счета, которые открывают центробанки России и дружественных стран. По такой схеме, например, Турция может оплачивать российский газ и зерно, а Россия — отдых россиян на турецких курортах.

Все активнее в проведении платежей между Россией и дружественными ей странами, такими как Индия и Иран, участвуют дубайские банки.

Фирмы из ОАЭ действуют от имени российского импортера или экспортера, а индийские компании продают свою продукцию арабским фирмам. При этом расчеты идут, как правило, в валюте ОАЭ — дирхамах, реже — в юанях. Затем индийские товары из ОАЭ перепродаются уже в Россию. Аналогичным образом российские экспортные товары поступают в Индию. Такая система трехсторонней торговли позволяет избежать западных санкций, причем вполне легально.

Вместе с тем такие схемы приводят к удорожанию импорта и экспорта, так как в цену товара приходится закладывать и плату за тройную конвертацию валют. Однако здесь, как говорится, нужно считаться с неизбежностью.

Частный и государственный бизнес ОАЭ продолжает работу в России, невзирая на санкции. Инвестфонд из ОАЭ Mubadala вложился в развитие онлайн-кинотеатра IVI и сети фитнес-клубов World Class, а Tawazun проявляет интерес к КамАЗу и «Вертолетам России».

Дубай наряду со Стамбулом становится тихой гаванью для релокации российского бизнеса. Там планируют открыть свои офисы «Роснефть» и «Газпромнефть», а также торгующие российским сырьем швейцарские трейдеры Suek, Solaris Commodities и Litasco. На фондовую биржу в Абу-Даби могут перебраться российские компании после делистинга в Лондоне и Нью-Йорке.

К ноябрю пять крупнейших экономик Юго-Восточной Азии — Филиппины, Малайзия, Индонезия, Сингапур и Таиланд — планируют достичь соглашения об интеграции своих мобильных платежных систем. Это сделает трансграничные переводы еще более эффективными и поспособствует развитию торговли уже в регионе АСЕАН.

Платежи будут осуществляться в иностранной валюте региональными банками прямым обменом между валютными парами без использования доллара США.

Закономерная математика

Вполне логично, что предпринимаемые системные меры позволяют эффективно обходить санкционные барьеры и наращивать торговлю.

По данным Главного таможенного управления КНР, в I полугодии товарооборот между Россией и КНР составил 80,675 миллиарда долларов, добавив 27,2 процента. При этом превалирует российский экспорт — 51,125 миллиарда (+ 48,2 процента), а импорт из Китая составил 29,55 миллиарда (+ 2,1 процента в годовом исчислении).

Товарооборот между Индией и Китаем за первые шесть месяцев 2022 года достиг 67,08 миллиарда долларов, увеличившись по году на 16,5 процента.

Тройка главных торговых партнеров КНР выглядит так: на первом месте находятся страны АСЕАН (2,95 триллиона юаней, + 10,6 процента), далее — ЕС (2,71 триллиона юаней, + 7,5 процента) и США (2,47 триллиона юаней, + 11,7 процента). Хорошую динамику показывает торговля со странами — участницами инициативы «Один пояс, один путь», экспорт Китая с которыми вырос на 17,8, импорт — на 5,6 процента соответственно.

Что нового в Беларуси?

На состоявшемся 16 июля в Витебске заседании Совета Евразийской экономической комиссии проекты «Строительство железной дороги Китай — Кыргызстан — Узбекистан» и «Электрификация железнодорожного участка «Луговая — Балыкчи» вошли в проект распоряжения Евразийского межправительственного совета «О перечне приоритетных интеграционных инфраструктурных проектов в сфере транспорта государств — членов ЕАЭС». Их реализация позволит усилить динамику интеграционных процессов в «Большой Евразии».

Как сообщает БЕЛТА со ссылкой на данные представительства международной биржи автомобильных грузоперевозок ATI.SU, в II квартале фиксируется рекордный рост спроса на грузоперевозки между Беларусью и Азией. Сильнее всего выросла популярность маршрутов Беларусь — Турция (в пять раз) и Беларусь — Грузия (в 4,5 раза).

В апреле — июне резко выросла популярность перевозок из Узбекистана в Беларусь — почти на 700 процентов. Рост привлекательности маршрутов из Армении превысил отметку в 500 процентов, из Казахстана — в 300, а грузов из Турции привезли более чем в два раза больше.

По оценкам специалистов биржи, ключевым фактором трансформаций на логистическом рынке стал запрет на въезд в ЕС, что привело к выстраиванию новых цепочек во всей Евразии. Крупные транспортные компании не только активно перестраивают логистику, но и открывают представительства в Центральной Азии и на Кавказе.

С госномерами дружественных стран перевозчики могут работать без ограничений по всем направлениям, сохраняя объемы международных перевозок и выстраивая альтернативные маршруты, которые позволяют выводить из-под санкционных рисков грузопотоки и со странами ЕС.

Однако, пожалуй, самым знаковым событием в рамках набирающего обороты в унисон глобальным и региональным трендам «поворота в Азию» стала официальная подача Минском заявки на вступление в Шанхайскую организацию сотрудничества в качестве полноправного члена. Ожидается, что уже в сентябре на саммите в узбекском Самарканде будет дан старт соответствующей формальной процедуре.

Глубоко символично, что именно через этот древний город более двух тысячелетий пролегал Великий шелковый путь, который способствовал торговле между Китаем и Европой.

К слову, согласно проведенному БИСИ экспертному онлайн-опросу, 65,2 процента респондентов считают, что взаимодействие с ШОС отвечает долгосрочным интересам государства.

back to top