«Большая игра» 2.0 в Азии: Китайский дракон и его новая дипломатия

Об авторе

Ярмолинский Юрий Михайлович,

аналитик Белорусского института стратегических исследований

Другие статьи автора

«Большая игра» 2.0 в Азии: Беларусь. Дорогу осилит идущий

По всем признакам  структурное и содержательное оформление национального «поворота в Азию» постепенно обретает четкие контуры и приближается к точке невозврата.

Концептуально базовые предпосылки и параметры такого «маневра» четко и однозначно обозначил 20 июля Глава государства Александр Лукашенко на совещании по приоритетам внешней политики на современном этапе:

внешнеполитическая стратегия нуждается в серьезной корректировке – современный мир не ограничивается лишь странами Евросоюза. Он гораздо шире.

«Мы должны четко понимать, что происходит вокруг нас, каково наше место в этой стремительно меняющейся системе координат, насколько мы способны быстро и профессионально адаптироваться, отвечая на современные вызовы и угрозы», — подчеркнул Президент;

огромный потенциал и безграничные возможности кроются в сотрудничестве с Китаем, Индией, Пакистаном, Вьетнамом, Турцией, рядом государств в Африке, Латинской Америке, на Ближнем Востоке, которыми следует эффективно пользоваться;

задачей номер один остается внешняя торговля – с учетом открытости и экспортно-ориентированной экономики страны.

На низкий «коэффициент полезного действия» использования потенциала рынков стран Азии, Африки и Латинской Америки не так давно указывал Премьер-министр Роман Головченко.

Работу над новой, более активной стратегией продвижения белорусских интересов на рынках в странах Азии и Африки ранее анонсировал министр иностранных дел Владимир Макей.

Таким образом, на высшем политическом уровне государства практически сформирован устойчивый консенсус по поводу национального «поворота в Азию».

Однако очевидно, что системный заход в Азию – задача непростая и комплексная. Рассматривая «поворот» как политическую идею или экономическую стратегию, необходимо тщательно ее проработать и подготовить «приземленные» (со страновой разбивкой) дорожные карты с учетом национальных особенностей деловой практики того или иного целевого государства-партнера.

Чтобы эта идея не осталась на уровне добрых пожеланий или квази-модной риторики сегодняшнего дня, но трансформировалась в прикладную стратегию, она должна стать задачей общегосударственного масштаба.

Важно не скатиться к малоэффективным масштабным имиджевым проектам, нацеленным лишь на внешний эффект и показную результативность формального присутствия в Азии.

Славянский менталитет объективно остаётся в основном евроцентричным. Для большинства из нас Европа ближе и понятнее. Азия в целом остается малоизученной, поэтому менее привлекательной. Поэтому успех «поворота в Азию» прямо пропорционален уровню фундаментальных идеологических и ментальных сдвигов в широких слоях общества. Но такой дрейф сам по себе и легко не происходит.

Следует исходить из того, что для достижения существенных подвижек и понимания значимости азиатского вектора в широком общественном сознании, особенно среди руководящих элит и управленского звена, потребуются годы системной кропотливой работы, особенно в информационной сфере и на экспертном уровне.

Хорошим подспорьем могли бы стать результаты целевых социологических исследований.

Например, социологи отмечают, что Китай считают дружественной страной около 65 процентов белорусов. В общественном мнении КНР в качестве внешнеполитического приоритета Беларуси опережает Евросоюз. Таким образом, Китай в белорусском обществе воспринимается позитивно как экономический вектор развития.

В списке дружественных стран Казахстан опережает более близкую географически и этнически Украину, а также США и станы Ближнего Востока. Развитие более тесных отношений с Казахстаном поддерживает треть белорусских граждан.

Успех национального проекта «поворот в Азию» должен быть связан не столько с политикой или экономикой, сколько
с дальнейшей популяризацией и повышением массовой осведомленности об Азии и азиатской перспективе.

Важнейшей и, не менее комплексной и сложной, видится задача разработки сопутствующего международного позиционирования (брэнда) Республики Беларусь, а также долгосрочной и взвешенной азиатской политики.

Безусловно, под такую амбициозную и масштабную задачу нужны ресурсы, прежде всего – людские. И здесь простой релокацией высвобождающихся кадров из белорусских дипломатических представительств в Европе и США или их перераспределением внутри конкретных азиатских стран не обойтись.

«В такой ситуации достойный ответ могут дать только профессиональные и, самое главное, преданные своему делу и стране кадры. Сегодня нужны дипломаты-практики, специалисты своего дела, патриоты, которые не побоятся заявить претензии и отстоять честь своей страны», — задал профессиональную планку Президент.

По мнению автора, помимо вышеупомянутых личных и деловых качеств важным критерием являются целевая мотивация специалистов, а также наличие у них соответствующей страноведческой и лингвистической подготовки.

Поворот в Азию – это осознанный выход белорусской экономической и экспертной дипломатии из привычной повседневной рутины и зоны комфорта, а также стратегический выбор государства в пользу динамично поднимающейся части мира.

Дополнительной опорой и ресурсной базой белорусского государства в Азии могут стать, например, белорусские диаспоры, на сегодня уже достаточно сложившиеся и сравнительно успешно интегрированные в деловую среду стран региона.

Как представляется, дорожная карта тактического маневра в Азию, как неотъемлемая часть многовекторной внешнеполитической стратегии Беларуси, могла бы, среди прочего, опираться на следующие основные постулаты в духе реальной политики:

задействование потенциала союзнических отношений с РФ и КНР как локомотивов «азиатского ренессанса»;

диверсификация диалога с другими региональными лидерами, включая региональные (субрегиональные) блоки и финансовые институты;

дальнейшее развитие национальной научной школы востоковедения, в том числе в тесном сотрудничестве с ведущими зарубежными образовательными центрами;

запуск в перспективе специализированных образовательных программ о «бизнесе по-азиатски» со специализацией по конкретным странам или регионам;

формирование на национальном уровне сообщества экспертов-предпринимателей, особенно из числа представителей малого и среднего бизнеса, которые в отличие от промышленных гигантов более гибки и эффективны, имеют ценный опыт и глубокое понимание специфики ведения бизнеса в конкретных регионах и странах.

Такой инструмент позволил бы сформировать дополнительную инфраструктуру для продвижения национального экспорта, задавал бы тональность государственной повестке на уровне носителей конкретных бизнес-интересов. По сути, речь идет о формировании пула белорусских «бизнес-послов», которые бы занимались в Азии продвижением интересов конкретных отраслей, привлечением инвестиций, реализацией различных проектов и т.д.

Разрабатываемая стратегия должна предусматривать концентрацию ресурсов государства на главных направлениях – на целевых инициативах (бизнес-проектах, мероприятиях и программах). Этот подход отчасти созвучен принципу «главного звена» мобилизационной (антикризисной) экономики, к переходу на которую, пожалуй, было бы не лишним готовиться с учетом нарастающего санкционного давления со стороны Запада.

Помимо наличия политической воли и развития традиционных институтов двустороннего сотрудничества (межправительственные комиссии, рабочие группы и т.д.) необходимо активно привлекать представителей экспертного сообщества.

Таким образом, как гласит народная мудрость, – дорогу осилит идущий. Для достижения поставленной цели нужно методично и настойчиво двигаться к ней и не пасовать перед трудностями. Даже самый тернистый путь можно успешно преодолеть, идя по нему, не останавливаясь, шаг за шагом.

back to top