«Большая игра» 2.0 в Азии: Китайский дракон и его новая дипломатия

Об авторе

Ярмолинский Юрий Михайлович,

аналитик Белорусского института стратегических исследований

Другие статьи автора

«Большая игра» 2.0 в Азии: Юго-Восточная Азия & Социалистическая Республика Вьетнам

В контексте анализа правил «Большой игры» отдельного внимания заслуживает Юго-Восточная Азия (ЮВА) или регион АСЕАН, который играет важную роль в глобальном экономическом и политическом дискурсе. В последнее время появляется много позитивных прогнозов относительно перспектив его развития. Несмотря на разнообразие стран региона, они гармонично дополняют друг друга, стимулируя дальнейшую региональную интеграцию и формирование широких экономических связей.

АСЕАН – как региональный интегратор

За последние несколько десятилетий регион демонстрирует экспоненциальный рост, планомерно интегрируясь, в том числе через созданное в 2015 году Экономическое сообщество АСЕАН [AEC].

Доля внутрирегиональных потоков в АСЕАН в среднем составляет 79% и является наиболее высокой в Азии. Около 72% торговли, 80% потоков капитала и 85% людей являются внутрирегиональными.

Численность населения в трудоспособном возрасте здесь к 2040 году может возрасти на 18%. Зарплата в среднем на 50% ниже, чем в материковом Китае, что делает регион АСЕАН привлекательным для альтернативного размещения трудоемких отраслей.

Средний доход на душу населения в странах региона составляет около 4 400 долларов США, рынок имеет большой потенциал для роста, поскольку ожидается, что к 2025 году средний класс увеличится до 200 млн человек.

Согласно прогнозам Всемирного банка и Азиатского банка развития на 2021-2022 годы, по мере развертывания вакцинации экономика региона вернется к темпам роста до пандемии.

Способность преодолеть кризисные эффекты и нарастить темпы региональной интеграции на фоне переформатирования традиционных цепочек поставок будет иметь решающее значение для долгосрочного восстановления экономики АСЕАН.

Противодействие пандемии остается главным приоритетом. Хотя уровень смертности на душу населения в регионе сохраняется сравнительно низким, ее влияние ощущается.

АСЕАН остается уязвимым перед вызовами безопасности, начиная от внутренних и внутрирегиональных конфликтов до обычных угроз, включая международный терроризм и оргпреступность, а также кризис в области здравоохранения. Для обеспечения мира, стабильности и безопасности важное значение имеет снижение напряженности в акватории Южно-Китайского моря.

Важной проблемой является изменение климата, которое неблагоприятно воздействует на экономику и безопасность.

Согласно отчету McKinsey, опубликованному в ноябре 2020 года, в странах ЮВА к 2050 году прогнозируется резкое повышение температуры и влажности, что будет иметь социально-экономические последствия.

По данным Азиатского банка развития, влияние изменения климата будет больше всего ощущаться в глобальном масштабе именно в ЮВА и может сократить ВВП региона к концу века на 11% за счет воздействия на такие ключевые сектора, как сельское хозяйство, туризм, рыболовство.

Страны АСЕАН стремятся изменить структуру своей экономики за счет привлечения инвестиций и внедрения инноваций в трудоемкое производство, зеленую и возобновляемую энергию и инфраструктуру. Качественная инфраструктура, уровень профессиональной подготовки и производительность труда становятся важнейшими факторами повышения конкурентоспособности. Вместе с новой волной промышленных и логистических технологий они подталкивают страны гибко корректировать приоритеты и развивать новые профессиональные знания, чтобы успешно конкурировать в более наукоемких секторах глобальной экономики.

Такой подход обусловлен не столько необходимостью микшировать последствия пандемии, сколько стремлением адаптироваться к новой экономической среде и архитектуре безопасности, а также решить проблему климата.

Вьетнам – одна из точек роста АСЕАН

Вьетнам, расположенный в самом сердце ЮВА, напротив Южно-Китайского моря и окруженный странами АСЕАН, занимает в регионе стратегическое положение, что предопределяет растущий интерес к сотрудничеству с ним в различных форматах со стороны прибрежных и внерегиональных держав.

Вьетнам относится к быстро развивающейся Азии с высокой долей региональных потоков, концентрацией квалифицированной рабочей силы и историко-культурным разнообразием.

В 2020 году страна вошла в десятку стран мира, показавших самый высокий рост ВВП. Ожидается, что в 2021 году она вернется к темпам роста от 6,8 до 7% и такая динамика сохранится в ближайшие годы.

По прогнозам S&P Global, в 2021 году экономика Вьетнама вырастет на 10,9% (в 2020 году – на 2,91%), что является рекордом не только для ЮВА.

В I квартале 2021 года рост ВВП составил 4,48%, что на 0,8% больше аналогичного уровня прошлого года.

Весомый вклад в наращивание внешней торговли Вьетнама вносит подписанное в 2015 году соглашение о зоне свободной торговли с Евразийским экономическим союзом.

Иностранные инвестиции как драйвер роста экономики

Во Вьетнаме правовой режим и гарантии для иностранных инвесторов закреплены в конституции страны еще с 80-х годов XX века.

В 2020 году, несмотря на коронакризис, Ханой привлек 28,53 млрд долларов из 112 стран, иностранные инвесторы сосредоточили свое внимание на 19 секторах, в первую очередь на обрабатывающей промышленности, инвестировав 13,6 млрд (47,7% от общей суммы).

В страну продолжают мигрировать западные компании из Китая в поисках «тихой гавани» с учетом сдвигов глобальных цепочек, чему также отчасти способствует торгово-технологическое противостояние между Китаем и США.

Воодушевившись экономическим бумом в Японии и переносом трудоемких производств в Южную Корею, Тайвань, Сингапур и Гонконг, Вьетнам стремится повторить опыт этой четверки азиатских «тигров». На это указывает экономическая стратегия, обнародованная на XIII съезде компартии. Она предполагает, что японские и южнокорейские компании при рассмотрении вопроса релокации своих производственных мощностей из Китая после вспышки коронавируса могут отдать предпочтение именно Вьетнаму.

Вьетнам становится признанным центром производства экспортных трудоемких и наукоемких товаров на основе иностранных инвестиций (в основном в Хайфоне и Хошимине), большая часть которых поступает из Южной Кореи и Японии. Новые промышленные центры способствуют не только росту экономики самой страны, но и интеграционным процессам в регионе в целом.

Эксперты полагают, что 2021 год может стать прорывным для отношений Вьетнама и Евросоюза, который является значимым инвестиционным партнером.

Согласно исследованию Европейской торговой палаты (EuroCham) во Вьетнаме, компании со Старого света оптимистично настроены в отношении Ханоя. Треть опрошенных компаний планируют наращивать численность сотрудников в стране и 57%, как минимум, их не сократят. Около 30% рассчитывают нарастить инвестиции, а 43% ожидают увеличения объема продаж и доходов.

В числе причин такого оптимизма эксперты называют вступившее в августе 2020 года в силу Соглашение о свободной торговле между ЕС и Вьетнамом (EVFTA), преимуществами которого уже воспользовались 70% опрошенных компаний. В то же время 33% респондентам не нравятся государственные административные барьеры, хотя они отмечают, что правительство быстро и адекватно реагирует на сигналы иностранного бизнеса.

Вместе с тем правительство Вьетнама намерено ограничить иностранные инвестиции, что является следствием давнего стремления сбалансировать интересы между Китаем, США, а также Европой и АСЕАН. Данный шаг укладывается в общую стратегию не впадать в чрезмерную зависимость от одного партнера.

Министерство планирования и инвестиций разрабатывает детали правоприменительной практики реализации недавно принятого «Закона об инвестициях». Каталог отраслей предусматривает, что 25 отраслей просто закрыты для иностранных инвестиций, еще для 59-ти предусмотрены ограничения. К ним могут быть отнесены СМИ, рыбная индустрия, сфера безопасности, судостроение и утилизация судов, консалтинг, нотариальное дело, опросы общественного мнения, ритуальные услуги и т.д.

Кроме того, теперь во Вьетнаме строго регулируются такие вопросы, как предельная доля иностранных инвесторов в уставном капитале коммерческих организаций, формы инвестиций, вопросы землепользования и найма рабочей силы, использования природных ресурсов, недвижимости и т.д.

Однако данное обстоятельство не убавляет энтузиазм инвесторов. Например, сингапурская компания Vulpes Investment Management, которая до недавнего времени планировала инвестировать до 8 млн долларов в Мьянму, уже в этом году намерена прийти со своими деньгами во Вьетнам.

Гигант складской недвижимости – сингапурская компания GLP – создает во Вьетнаме СП и инвестирует 1,5 млрд долларов.

GLP – крупнейший в Азии складской оператор, управляющий 64 млн кв. метров логистической недвижимости по всему миру. Совместно с вьетнамской SEA Logistic Partners вокруг Ханоя и Хошимина планируется застроить 335 000 кв. метров земли.

США – важный торговый партнер

На протяжении многих лет США остаются для Вьетнама крупнейшим экспортным рынком. После установления дипломатических отношений в 1995 году двусторонний товарооборот вырос с 450 млн до 75,7 млрд долларов по итогам 2020 года, а в этом году он ожидается на уровне 80 млрд.

Вьетнам добился таких результатов благодаря развитию экспорта как традиционных для себя товаров (текстиль, обувь и морепродукты), так и новых – электроники и комплектующих.

Национальная федерация розничной торговли США (NRF) считает, что Вьетнам стал важным союзником США в противодействии влиянию Китая в регионе, а новые тарифы на импорт из Вьетнама могли бы навредить американским компаниям и привести более высокие расходы для американских потребителей.

В оправдание дисбалансу двусторонней торговли американский бизнес указывает, что многие компании перенесли бизнес во Вьетнам именно из Китая, и введение новых тарифов не только сделает бессмысленным эту релокацию, но и спровоцирует обратные процессы.

Согласно оценкам Американской торговой палаты в Ханое, Вьетнам также стал одним из самых быстрорастущих рынков для США в таких сегментах, как сельское хозяйство, авиастроение, энергетика, технологии и пр.

В списке крупнейших стран-экспортеров на рынок США Вьетнам переместился с 6-го места в 2015 году на 2-ое место в 2020 году. И это при том, что объем экспорта Вьетнама составляет всего 2,7% от импорта США.

Цифровая экономика – ключ к развитию страны

Вьетнам стремится не отставать в развитии цифровой индустрии, разработав соответствующий пятилетний план.

Общий доход индустрии информации и коммуникаций в 2019 году приблизился к 135 млрд долларов, что в 2,5 раза больше результатов 2015 года. Отрасль внесла в госбюджет более 4,3 млрд долларов, что в 1,6 раза больше показателей 2015 года. В рейтинге Глобального индекса кибербезопасности ITU рейтинг Вьетнама поднялся со 100-го места в 2017 году до 50-го в 2019 году.

Ключевые аспекты плана на ближайшие 5 лет – подключение каждого дома к сети, обеспечение каждого жителя смартфоном и оптоволоконным Интернетом, развитие облачной инфраструктуры, а также таких атрибутов современного мира, как искусственный интеллект, Интернет вещей, большие данные, блокчейн. Кроме того, планируется внедрять цифровое правительство, предоставление онлайн- услуг при одновременном обеспечении кибербезопасности.

Вьетнам все активнее включается в мировые цифровые цепочки поставок и производства.

В конце 2020 года правительство Вьетнама выдало лицензию, которая позволит тайваньской Foxconn (одному из крупнейших поставщиков Apple) произвести на своем заводе во Вьетнаме MacBook и iPad на 270 млн долларов. Foxconn Technology уже инвестировал в страну около 1,5 млрд долларов.

Вьетнамцев больше не устраивает роль сборочного цеха, поэтому бренд «Сделано во Вьетнаме» будет распространяться и на продукцию стандарта 5G с предоставлением компаниям-разработчикам ключевых технологий, а также инновационным стартапам режима наибольшего благоприятствования. Хотя подготовка к коммерческому запуску сетей 5G во Вьетнаме еще только идет, технологию уже внедряют в индустриальные парки в целях ускорения производственных процессов и привлечения новых инвестиций.

В 2020 году впервые во Вьетнаме к сети 5G подключили индустриальный парк Йенфонг 1 (провинция Бакнинь). При этом решение о внедрении сети 5G для нужд бизнеса было принято в октябре 2019 года, что демонстрирует нетипичную для азиатов оперативность вьетнамских властей.

В целях расширения доступа населения к финансовым услугам, особенно в сельской местности, запущен рассчитанный на два года пилотный проект внедрения системы «мобильных денег», суть которого сводится к повсеместному внедрению электронных кошельков для покупок и переводов.

По данным Всемирного банка, в 2018 году около 69% населения Вьетнама никогда не пользовались банковскими услугами.

КПВ как эффективный менеджер и гарант развития

Нынешним успехам Вьетнама во многом способствовали политические и экономические реформы 80-х годов XX века под руководством коммунистической партии (КПВ).

По сравнению с общим объемом внешней торговли примерно 3 млрд долларов США в 1986 году с дефицитом в 1,5 млрд она выросла до более чем 517 млрд долларов (более чем в 172 раза) с профицитом в 11 млрд долларов. Положительное сальдо торгового баланса в 2020 году (за 11 месяцев) выросло до 20,01 млрд долларов при товарообороте в 540 млрд долларов. Согласно отчету Всемирного банка, ВВП на душу населения в 2018 году вырос в 2,7 раза по сравнению с показателем 2002 года (в 2019 году составил 2 750 долларов).

Это привело к тому, что большая часть населения – 45 млн из 98 млн общей численности – выбралась из бедности.

Успешно завершена очередная пятилетка (2016–2020) и десятилетний план социально-экономического развития (2011-2020). Достигнутые результаты заложили основу для преобразования Вьетнама в современную промышленно развитую страну с высоким средним уровнем дохода к 2030 году и развитую страну – к 2045 году.

По замыслу КПВ, в 2021-2025 гг. темпы экономического роста должны вырасти до 6,5-7% на основе продвижения реформ и внедрения высоких технологий. Новый десятилетний план социально-экономического развития, среди прочего, предусматривает наращивание вклада частного сектора в экономику (сейчас 42%). Планируется также увеличить ВВП на душу населения с 2 750 долларов США до 4 000 – 5 000 долларов к 2025 году, что почти означает удвоение дохода.

В политической сфере прогнозируется, что при поддержке дружественных стран, таких как Индия и Япония, Вьетнаму удастся поддерживать баланс в отношениях с Пекином и Вашингтоном.

На международном уровне Вьетнам, выступая за многосторонность и диверсификацию внешней политики, успешно председательствовал в АСЕАН, сыграл важную роль в координации совместных усилий в целях сдерживания пандемии. Ханой успешно выполнил роль непостоянного члена СБ ООН, организовал встречу ООН-АСЕАН для предотвращения конфликтов и решения региональных проблем. Заметным достижением стало завершение переговоров и подписание в 2020 году Всеобъемлющего регионального экономического партнерства и Соглашения о свободной торговле с ЕС в 2019 году.

Вьетнам в авангарде борьбы с пандемией в АСЕАН

Вьетнам считается образцом противодействия пандемии коронавируса. Соседствуя с Китаем, он проводит эффективную политику, долгое время (если не брать в расчет июльскую вспышку коронавируса в Дананге в 2020 году), оставаясь «островком безопасности» в Юго-Восточной Азии и в целом в мире.

По состоянию на февраль 2021 года в стране было подтверждено 2 420 случаев заболевания, из них 1 804 человека выздоровело и 35 скончалось.

Очевидно, руководство страны последовательно в своих решениях и бережно относится к своей экономике, которая демонстрирует способность гибко перестраиваться под влиянием внешних факторов.

Правительственные пакеты помощи экономике (первый – в размере 3,5% ВВП, второй – 10% ВВП) были нацелены не только на стимулирование экономики, но и на закладку основ для постэпидемического развития страны, предлагая действенные меры с целью стимулировать внутренний спрос.

По итогам 2019 года ВВП Вьетнама сложился в объеме 340,6 млрд долларов США.

Новое руководство – курс прежний

В начале апреля Национальное собрание Вьетнама избрало Фам Минь Чиня новым премьер-министром Вьетнама.

Ранее новый глава вьетнамского правительства работал председателем Центрального организационного комитета партии, проходил службу в Министерстве общественной безопасности. Интересуется проблемами окружающей среды, имеет репутацию не только технократа, но и эффективного лидера и менеджера.

Задачи и приоритеты премьер-министра Чиня изложены в резолюции XIII съезда КПВ. Основное внимание планируется уделить цифровой трансформации, развитию цифровой экономики, науке и высоким технологиям, созданию благоприятных условий для развития бизнеса и производственных предприятий.

Обеспечение национальной обороны и безопасности, суверенитета и территориальной целостности, общественного порядка остается самыми важными задачами с учетом нынешней неопределенной и нестабильной ситуации в Южно-Китайском море.

Ключевым вызовом для нового премьер-министра видится создание в следующие пять лет прочного фундамента, на котором Вьетнам сможет трансформироваться в современное государство с развитой экономикой в союзе с Южной Кореей, Япония, Индией, США и другими странами. Прочную базу для этого создает начало реализации в текущем году новой пятилетки (2021–2025) и десятилетней стратегии экономического и социального развития (2021–2030).

Очевидно, новое руководство Вьетнама закрепит и приумножит прогресс, достигнутый ранее в областях политического, экономического, социального развития и безопасности, и реализует цели и задачи планов и стратегий. Учитывая послужной список и компетенции нового премьер-министра, можно утверждать, что Вьетнам в полной мере готов к решению амбициозных задач новой эпохи.

Совершенно очевидно, что для Беларуси Вьетнам является значимым региональным игроком в Азии и «точкой входа» в АСЕАН…

back to top