«Большая игра» 2.0 в Азии: Китайский дракон и его новая дипломатия

Об авторе

Ярмолинский Юрий Михайлович,

аналитик Белорусского института стратегических исследований

Другие статьи автора

«Большая игра в Азии 2.0»: «поворот в Азию» как момент истины

Консолидированная рефлексия Запада на военную операцию в Украине подводит условную черту под 30-ти летней эпохой поиска Россией своего места в западноцентричном мире. Данный вывод в полной мере актуален и для Беларуси.

Однако история нас учит, что «все проходит и это пройдет» (вечные слова на кольце Соломона). Через какое-то время шок, боль и прочие эмоции улягутся и снова настанет время хотя бы выборочного прагматичного взаимодействия и дипломатии. Но это будет совершенно другая история, в которой в матрице международных приоритетов России коллективный Запад будет оставаться ближе к концу списка.

Тем не менее, «жребий брошен» и текущая глава сотрудничества с Западом закрыта. Это не означает какой-либо самоизоляции – просто ранее значимый вектор внешней политики РФ на неопределенное время ставится на паузу. Отмена (приостановка) санкций, даже при благоприятном сценарии, занимает многие годы, восстановление связей происходит медленно и выборочно (мы это знаем не понаслышке). Поэтому новая «холодная война» воцарится надолго и со всеми сопутствующими атрибутами.

Перенастройка внешних приоритетов потребует внедрения качественно новой схемы развития. Российскому обществу, особенно пассионарной части, предстоит пройти все стадии принятия неизбежного и осознать, что к прежнему образу жизни возврата практически нет. К слову, нас этот удел тоже не минует…

Последствия «Русской зимы» в Украине, помимо корректировки геополитических настроек, окончательно закрепляют в российской внешней политике курс на «поворот в Азию», которая, в сложившихся обстоятельствах, на данном этапе остается единственным ресурсом развития и разумным решением проблемы.

Министерство экономического развития уже заявило, что в условиях объявленной странами Запада массированной санкционной войны Россия будет наращивать торгово-экономические связи с другими странами, прежде всего со странами Азии.

Очевидно, что российское руководство, решаясь на столь крайне резкие шаги в Украине, отдавало себе отчёт по поводу возможных последствий и тщательно их просчитало. В этой связи логично предположить, что проблемы, возникшие от санкций, будут рано или поздно преодолены. Успешному решению этой задачи призван помочь принятый пакет мер по поддержке российской экономики.

Полностью исключить РФ из мировой торгово-экономической и финансовой системы объективно невозможно. Введенные санкции США и ЕС ускорят уход от доллара в международных расчетах. Кроме того, каждый новый пакет санкций бьет не только по самой России, но и по Европе, а через нее – по мировой экономике.

Пока Россию повсеместно «отменяют» в режиме реального времени, в мире резко подскочили цены на газ и нефть, а следом – на топливо. Эскалация давления (а риск санкций против энергосектора сохраняется) может сподвигнуть Россию прекратить поставки, заменить которые одномоментно будет нечем – Катар, Норвегия, Алжир и США не в состоянии поставлять газ в требуемых объемах. Более того, за американский сжиженный газ разворачивается ожесточенная борьба на азиатском рынке, который и так готов платить больше 1,5 тыс. долларов за кубометр. В текущем году только от спотовых цен примерно такого порядка экономику ЕС штормило, не говоря уже о долгосрочных контрактах.

Помимо энергетической сферы взаимодействия России с мировыми рынками страны-инициаторы санкций ждут проблемы в следующих ключевых секторах.

Авиация. Через РФ в Азию и обратно ежедневно летают тысячи рейсов, которые сейчас отменяют или бортам приходится облетать территорию страны, что удорожает логистику. Такое положение дел ставит под удар глобальную авиатранспортную систему. Здесь уместно также упомянуть последствия от расторжения с российскими авиакомпаниями договоров лизинга.

Транзит товаров из Китая в Европу. Транссиб и БАМ уже давно не справляются с перевозками, обе железные дороги в спешке расширяют. Остановка этой ветки также ударит по экономике ЕС.

Хлеб и металл. На Западе почему-то не замечают, что на данный момент никакого экспорта хлеба и продукции металлургии не предвидится, в том числе из Украины. В то же время России и Украина в рейтинге стран экспортеров этих товаров занимают первое и четвертое места соответственно. Последние два года хлебный и металлургический рынок лихорадит от растущих цен, а возможный выход России и Украины из этой игры просто их разрушит.

Не лишним будет также напомнить, что Россия производит: 42% от мирового производства палладия, 12% платины; 9% никеля; 4% меди; 6% алюминия; 5% железной руды; 4% энергетического угля; 7% коксующегося угля и 3% стали.

Ключевым игроком в происходящих трансформациях является Китай, стратегический партнер России. Хотя пока Пекин осторожничает, тем не менее сигнализирует о своей заинтересованности в создании полицентричного мирового порядка. Кроме того, Поднебесная солидаризируется с Россией еще и для демонстрации Западу, что продавить кого-либо санкциями невозможно. Взвешенные позиции других «азиатских тигров» также показывают, что их национальные интересы разнятся от видения Запада модели европейской безопасности. Не поддержали санкции такие ближайшие союзники США как ОАЭ и Израиль. Кстати, на этом фоне обращает внимание, что сами США свои «Боинги», энергетику и космос под санкции пока не подвели.

Уникальную роль в этой ситуации может сыграть Индия. Поддерживая одновременно хорошие отношения с Западом и с РФ, даже в случае сохранения санкций, может стать транзитным хабом для товаров и технологий, тем самым способствуя росту своей экономики и помогая сторонам конфликта постепенно реанимировать разорванные связи. Кроме того, Индия сможет балансировать Китай в азиатской политике России. Для этого Нью-Дели важно сохранять нейтральную позицию, не поддаваться эмоциональному и прочему прессингу извне и руководствоваться прежде всего стратегическими соображениями собственного развития.

Конечно, «поворот в Азию» в условиях беспрецедентного давления со стороны Запада не будет легкой прогулкой. Эффекты от санкций (в том числе психологические), во всяком случае в самом начале, могут быть весьма болезненными. Некоторые зарубежные партнеры российских компаний уже посылают сигналы тревоги.

Власти Индии обеспокоены возможным влиянием западных санкций на закупки российских вооружений, в частности реализацию контракта по системе С-400 «Триумф». И хотя ограничения могут затронуть сотрудничество во многих сферах, оборонный сектор уязвим сильнее остальных.

Справочно. По данным «Ростеха», вооруженные силы Индии на 70% укомплектованы оружием из России. В августе 2021 года глава Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Дмитрий Шугаев говорил о том, что Индия для России – идеальный партнер, и именно с ней удается и отходить от доллара, и обходить санкции.

Поступают сообщения о застрявших в России крупных суммах в долларах, предназначающихся индийским экспортерам фармацевтической и сельскохозяйственной продукции. Уже есть случаи конфискации «до особых распоряжений» транзакций при попытке перевести деньги из России в Индию через европейские банки.

Региональные субъекты малого и среднего предпринимательства РФ информируют, что китайские поставщики стали требовать от российских компаний 100-процентную предоплату, хотя раньше во многих случаях предоставляли возможность рассрочки.

Вместе с тем на фоне новостей о приостановке сотрудничества с РФ контейнерными операторами, контролирующими совокупно 47% мировых перевозок, ПАО «ТрансКонтейнер» недавно подписало соглашение о сотрудничестве с китайскими экспедиторами по вопросам сотрудничества в сфере транзитных контейнерных перевозок из Китая в Европу.

Справочно. С китайской стороны соглашение подписали оператор сухого порта Циндао Qingdao New Port Industrial And Logistics Development Co., Ltd., а также Shandong Jitie Land Port Group Limited — дочерняя компания Цзинаньского железнодорожного бюро China State Railway Group Company (China Railway, CR).

Целью декларируется повышение конкурентоспособности перевозок через РФ расширение их объемов и скорости, обеспечение эффективной работы наземных пограничных переходов за счёт взаимодействия с CR, создание в Циндао транспортного хаба в ближайшие 5 лет, улучшение качество сервиса для клиентов.

Справочно. На долю России оценочно приходится 3% от мировых объемов контейнерных перевозок.

Таким образом, на фоне жестких западных санкций национальный транзитный потенциал РФ становится стратегическим ресурсом, что актуально в том числе и для Беларуси.

Из-за событий на Украине глобальный фондовый рынок пребывает в зоне турбулентности, под угрозой оказалось в целом IPO в Азии. Так, в феврале удалось привлечь только 5,1 млрд долларов – минимум с мая 2020 года. Ситуация на Украине вызвала всплеск волатильности во всех классах активов, что снижает активность инвесторов. Под вопросом остаются масштабные планы целого ряда крупных компаний, которые планируют свои листинги.

Безусловно, практически все вышеизложенные аспекты в той или иной степени касаются и Беларуси, как союзника и стратегического партнера России. Поэтому, помимо скрупулёзного просчета санкционных рисков во взаимоотношениях с азиатскими контрагентами, вероятно, потребуется одновременная выработка совместных с РФ подходов и моделей, необходимых для их преодоления.

В начале февраля госсекретарь Союзного государства Беларуси и России Дмитрий Мезенцев уже озвучил эмпирическую формулу совместного ответа коллективному Западу на санкционные ограничения.

«Успешная экономическая интеграция, сверка позиций и планов предприятий близкого профиля, уход от необоснованной конкуренции, расширение и углубление регионального сотрудничества», — назвал приоритеты Мезенцев. Для достижения этой цели, по его словам, Беларуси и России нужно больше поддерживать предпринимательскую среду, сделать более востребованными научные разработки, поддерживать планы социально-экономического развития на национальном и региональном уровнях. При этом весьма выразительно прозвучал тезис о совместном завоевании новых рынков.

В сентябре 2021 года Беларусь и Россия уже согласовали на уровне глав правительств совместный ответ на санкции со стороны Запада, в основе которого дальнейшее углубление и гармонизация интеграционных процессов в рамках Союзного государства, СНГ и ЕАЭС, в том числе в целях формирования Большого Евразийского партнерства и единого экономического пространства от Атлантики до Тихого океана.

В рамках постановления Совета Министров Союзного государства об основных направлениях реализации положений договора о создании Союзного государства на 2021-2023 годы предусматривается сближение макроэкономической и денежно-кредитной политики, общие действия в социально-трудовой сфере и т.д.

В свете подобной риторики и тем более подписанных юридически обязывающих соглашений катализатором союзного строительства и инструментом противодействия западным санкциям могла бы стать поступательная синхронизация ключевых экономических параметров национальных «поворотов в Азию» в рамках Союзного государства.

Принято считать, что российский «поворот в Азию» структурно и содержательно оформился в 2013 году и официально обосновывался необходимостью воспользоваться опережающим развитием экономик стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Однако поиск новых союзников в Азии, и в первую очередь, попытки расширить и укрепить стратегическое партнёрство с Китаем, проистекали из желания проводить естественную для евразийской страны многовекторную политику. В рамках своего «поворота в Азию» Россия не только наращивает отношения со странами этого региона, но через привлечение их ресурсов пытается решать социально-экономические проблемы своего Дальнего Востока и Сибири.

В мае 2017 года Россия официально присоединилась к глобальному китайскому проекту «Один пояс, Один путь», а рамках которого Поднебесная строит сухопутный и морской коридор с Европой.

С учетом таких исходных данных представляется, что хорошим базисом для запуска союзного «поворота в Азию» могло бы стать, например, сопряжение ЕАЭС с инициативой «Один пояс, Один путь», о чем в мае 2021 года на заседании Высшего Евразийского экономического совета говорил Президент Беларуси А. Лукашенко, призывая активизировать работу в этом направлении и переводить ее в практическую (проектную) плоскость.

Возвращаясь к «формуле Мезенцева», очевидно, что в свете предлагаемого синергетического подхода концентрация совместных в рамках Союзного государства усилий и ресурсов на определенных географических векторах вкупе с предложением Главы белорусского государства формировать цифровые транспортные коридоры и содействовать экспорту продукции наверняка откроет новые горизонты для совместного освоения новых рыночных ниш, в том числе в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Вместе с тем принципиально важно, чтобы активизация азиатского вектора белорусской внешней политики, в том числе по линии Союзного государства, не воспринималась как окончательный и бесповоротный отказ от наших традиционных национальных интересов на западном векторе, которые, хотя и кардинально прагматизировались за последние годы, пока на некоторое время поставлены на паузу, как и в случае союзной России.

В то же время при всех санкционных перипетиях дня сегодняшнего приоритетом из приоритетов для Беларуси остается деятельное содействие прекращению боевых действий в братской Украине с последующим поэтапным примирением, урегулированием кризиса и стабилизацией ситуации. Хотя понятно, что этот процесс будет протекать непросто, потребует времени, а также политической воли и государственной мудрости всех его участников…

back to top