«Большая игра» 2.0 в Азии: Китайский дракон и его новая дипломатия

Об авторе

Ярмолинский Юрий Михайлович,

аналитик Белорусского института стратегических исследований

Другие статьи автора

«Большая игра в Азии 2.0»: «Поворот в Азию» как разрыв шаблона

По мере эскалации украинского кризиса глобальная геополитика
и геоэкономика продолжает крениться в сторону Азии. Хотя сам по себе данный фактор не определяет процессы, но является их катализатором.
В любом случае происходящее следует рассматривать как слом прежней глобальной архитектуры времен Ялты-Потсдама и создания новой, название которой еще предстоит придумать.

Прагматичный Дракон

Отвлеченность Вашингтона на Украину расширяет стратегическое пространство Пекина для маневра в регионе.

Турне главы МИД КНР Ван И по Индии, Пакистану, Афганистану и Непалу, встреча в китайском Тянсу по афганскому кейсу министров из Ирана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана, визит глав МИД Таиланда, Филиппин, Мьянмы и Индонезии в Пекин, встреча министра обороны Вэй Фэнхэ в Тегеране с президентом Раиси и казахским лидером в Нур-Султане вкупе с контактами Си Цзиньпина с главами Камбоджи и Южной Кореи явно контрастируют с неоднократными переносами Белым домом из-за «проблем с расписанием» саммита США-АСЕАН (встреча пока назначена на 12-13 мая). Тем не менее Байден с 20 по 24 мая посетит в Южную Корею и Японию, где должен состояться очный саммит лидеров четырёхстороннего диалога по безопасности Японии, США, Индии и Австралии (Quad). 

Активная миротворческая дипломатия не меняет абсолютно прагматичного внешнеполитического курса КНР, который близок к подходу Британской империи: нет постоянных друзей, зато есть постоянные интересы. Китай отлично изучил санкционные режимы и зачастую соблюдает их даже жестче, чем сам Запад в силу тесной взаимосвязи экономик и примата национальных интересов.

По данным Минторга Китая, за первые два месяца торговля между Китаем и ЕС увеличилась на 14,8% в годовом исчислении до рекордных 137,16 млрд. Впечатляющими темпами растет экспорт в ключевые страны ЕС – в Германию и Францию он вырос более чем на 17%, в Италию – на 37,6%. Европа остается основным торговым партнером Поднебесной в 2022 году, обогнав даже АСЕАН (на 570 млн). Есть все основания полагать, что в ближайшее время Пекин продолжит развивать связи с ЕС, стремясь избегать любых подводных камней, способных повредить его европейскому экспорту, и сдержанно реагируя на негативную риторику и давление.

В 2021 году китайские инвестиции в европейские стартапы выросли более чем вдвое и достигли рекордного уровня в 1,2 млрд евро. Больше всего китайские инвесторы вложились в Великобритании и Германии в такие сектора, как электронная коммерция, финтех, игры, искусственный интеллект и робототехника.

В I квартале 2022 года по маршруту Китай–Европа–Китай проследовали 3 630 поездов, доставившие грузов на 350 000 TEU (рост на 7% и 9% соответственно). Это означает, что цепочки поставок китайских товаров в Европу остаются стабильными, несмотря на вызовы последних двух пандемийных лет.

Наглядным образцом китайского прагматизма стал запуск нового (16-го по счету) железнодорожного грузового маршрута в Европу протяженностью 11 300 км, в обход Турции и РФ, который охватывает страны и регионы, через которые поезда Китай-Европа до этого проходили редко. Он пересекает Каспийское и Черное моря с помощью комбинированных железнодорожных и морских перевозок, проходя через Казахстан, Азербайджан, Румынию, Венгрию, Словакию, Чехию и в итоге достигая города Мангейма в Германии.

Скрытая подоплека такого шага – сопутствующие санкционные логистические проблемы для железнодорожных перевозок из Китая через территорию РФ в Европу. От Анкары Пекин дистанцируется из-за обострившихся геополитических противоречий, несмотря на немалые вложения в транспортную инфраструктуру в Турции.

Несмотря на угрозы главы МИД Великобритании Лиз Трасс ввести против Китая санкции наподобие антироссийских, большинство экспертов сходятся во мнении, что Запад не в состоянии реально ударить по его экономике без серьезного ущерба для своей финансовой системы.

Справочно. По состоянию на январь 2022 года Китай держал в облигациях казначейства США чуть более 1 трлн долларов из своих примерно 3 трлн долларов валютных резервов, которые могут быть заблокированы. Однако в ответ Пекин может конфисковать западные активы на сумму 3,6 трлн (это только прямые инвестиции) и акции на 2,2 трлн.

По данным Совета по финансовой стабильности США, 4 из 30 «системно значимых» банков мира расположены в Китае, что ставит в уязвимое положение западные финансовые учреждения, имеющие там счета и выдавшие кредиты. Запрет экспорта в Китай высокотехнологичной продукции лишит американских производителей 37% прибыли и поставит под угрозу 120 тысяч рабочих мест.

Индия – новый глобальный игрок

На фоне эскалации напряженности между КНР и США все выразительней о своих амбициях заявляет Индия, меняя баланс сил в Азии в более сложную геометрию.

Отказ Нью-Дели, несмотря на системное давление извне, сужать международную повестку до рамок украинского кризиса закономерно меняет встречное отношение Китая. Посетивший недавно индийскую столицу Ван И прямо предложил совместно работать над продвижением мира и стабильности в регионе, упирая на «тысячелетнюю историю обмена между цивилизациями и дружественное сотрудничество», которое «окажет значительное и далеко идущее влияние на Азию и весь мир», а также демонстрируя готовность вынести за скобки пограничный спор. Подчеркнуто уважительное отношение к традиционной роли Индии в регионе и готовность продвигать формат сотрудничества «Китай-Индия+» для построения «здоровой модели взаимодействия», на которую должен обратить внимание весь мир.

Следует отметить, что в 2022-2024 гг. в Китае и Индии пройдут саммиты лидеров стран БРИКС, G-20 и ШОС, что является хорошим поводом для наращивания конструктивного взаимодействия.

Справочно. По данным Главного таможенного управления КНР, торговля Индии с Китаем в 2021 году увеличилась на 43% в годовом исчислении и превысила 125 млрд долларов. Рост взаимного товарооборота был одним из самых высоких среди основных торговых партнеров Китая.

Несмотря на внешнее давление динамично развиваются российско-индийские связи. Минфин РФ и Резервный банк Индии разрабатывают торговые схемы в рупиях и рублях. Этому примеру может последовать Вьетнам, перейдя на расчеты в рублях и донгах.

Эксперты полагают, что расширение практики расчетов в национальных валютах – исторический шанс для стран ЕАЭС, БРИКС и ШОС, чтобы создать альтернативную финансовую архитектуру.

Справочно. За 2021 год совокупный рост торгового оборота России с БРИКС и ШОС составил около 38%. При этом доля БРИКС в мировой экономике составляет не менее одной трети.

Помимо закупок дисконтной нефти Индия планирует вдвое увеличить импорт из России коксующегося угля – ключевого сырья для производства стали. По прогнозу Международного энергетического агентства, спрос на этот продукт в Индии будет расти в среднем на 6,6% в год до 2024 года, тогда как в Китае и Японии – на 1%, а в странах Юго-Восточной Азии – на 5,4%. 

По данным местных СМИ, власти Индии поручили своим госкорпорациям оценить покупку доли британской BP в «Роснефти» в целях получения системного доступа к углеводородным ресурсам.

Справочно. Еще одним перспективным рынком сбыта для российских углеводородов является Индонезия, заинтересованная в закупке больших объемов дешевой российской нефти, несмотря на санкции. Специально для приема легкой российской нефти, компания Pertamina модернизирует свой НПЗ на острове Ява и к концу года планирует начать поставки.

Подписание Индией за последние месяцы соглашений о свободной торговле с ОАЭ и Австралией побудили ЕС форсировать аналогичные переговоры, преследуя цель довести уровень взаимной торговли до 220 млрд долларов за пять лет. Великобритания тоже ускоренными темпами движется к торговой сделке с Индией.

Эксперты полагают, что на фоне китайско-американского противостояния России важно наращивать сотрудничество с Индией с учетом ее растущей роли в международных делах. Потенциальная ось Москва-Нью-Дели может помочь защитить от нападок со стороны США и стать гарантией на случай возможного закулисного компромисса между Пекином и Вашингтоном, о котором говорят некоторые эксперты.

Так или иначе, нужно быть готовым, что китайские партнеры в полной мере воспользуются ситуацией, в которой оказался российский бизнес – Поднебесная делает только то, что ей выгодно.

По мере усиления санкций СМИ сообщают, что китайские государственные энергетические гиганты уже проводят оценку своих инвестиций в Россию, главного поставщика нефти и газа.

Справочно. CNOOC и CNPC в 2019 году договорились о покупке совместной 20%-ной доли в проекте «Арктик СПГ-2» стоимостью 25,5 млрд долларов. В 2014 году. CNPC купила 20% акций «Ямал СПГ». Sinopec владеет 40% в Амурском ГХК. Китайский госфонд Silk Road Fund купил 10% акций компании Sibur в 2016 году. «Роснефть» и Sinopec договорились о совместной разведке Венинского участка «Сахалин-3» в 2005 году. По состоянию на 2009 года Sinopec владела 49% в российском нефтяном месторождении «Удмурнефти». В июне 2017 года Beijing Gas Group заключила сделку на сумму 1,1 млрд долларов на покупку 20% акций «Верхнечонскнефтегаз».

В данном контексте вполне логичны недавние призывы Уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей Бориса Титова (сопредседателя Российско-Китайского комитета дружбы, мира и развития) не рассчитывать только на Китай в вопросах импортозамещения, так как уровень двустороннего экономического сотрудничества существенно отстает от сферы политики и дипломатии, а китайцы, несмотря на явный прогресс в отдельных сегментах, сами зависят от Запада по многим вопросам.

Между тем РФ готовится к VII Восточному экономическому форуму во Владивостоке, на котором в сентябре президенту В. Путину правительством будет доложена программа развития Дальневосточного региона с бюджетом на 100 млрд рублей (в дополнение к 18 соглашениям по Курилам на 20 млрд рублей). Кстати, во Владивостоке свое официальное торговое представительство недавно открыла Монголия.

Весьма показательно в данном контексте заявление вице-премьера РФ А. Новака по поводу перспектив международного транспортного коридора (МТК) «Север – Юг», который, с закрытием границ и возможностей обеспечивать торговый оборот и логистику поставок, призван стать основой транспортного сообщения России.

Справочно. МТК «Север-Юг» рассчитан на транспортировку грузов из Индии и государств Персидского залива в Западную и Северную Европу через территории Ирана, Азербайджана и России, в том числе посредством соединения железных дорог этих стран.

Что нового в Беларуси?

На фоне такой динамичной повестки в Азии в информационном поле Беларуси сопутствующие знаковые инфоповоды, увы, практически отсутствуют (рутинные события не в счет). Исключением, пожалуй, стала новость о планах национального логистического оператора РУП «Белтаможсервис» наращивать в условиях формирующейся новой транспортно-логистической реальности объемы грузоперевозок через МТК «Север – Юг», что точно попадает в актуальный тренд.

Как писал Ричард Бах, американский писатель, философ и публицист, «прежде чем ты изменишься что-то невероятно для тебя важное должно оказаться под угрозой». Принимая во внимание степень остроты и широту спектра современных угроз, хочется обратиться к высказыванию уже восточного мыслителя. А именно – Бхимрао Рамджи Амбеткара (1891-1956), индийского юриста и политического деятеля, основного архитектора Конституции Индии, который когда-то изрек: «Люди смертны. Также как и идеи. Идея нуждается в распространении, так же как растение в поливе. Иначе и то, и другое зачахнет и умрет».

Таким образом, информационно-аналитическая «ирригация» экспертного концепта «поворот в Азию» продолжается. Тем более, согласно результатам проведенного недавно БИСИ социологического исследования, общественный запрос на позитивные сигналы от государства на предмет определенности образа будущего и связанных с ним геополитических ориентиров будет только нарастать…

back to top