«Большая игра» 2.0 в Азии: Китайский дракон и его новая дипломатия

Об авторе

Ярмолинский Юрий Михайлович,

аналитик Белорусского института стратегических исследований

Другие статьи автора

«Большая игра в Азии 2.0»: «Поворот в Азию» в тренде

Актуальная повестка июня – начала июля выдалась на удивление насыщенной и была отмечена рядом событий и мероприятий, которые так или иначе имеют отношение к теме «Поворота в Азию».

Содержательные дискуссии

БИСИ совместно с Национальным центром маркетинга и конъюнктуры цен (НЦМКЦ) 7 июля собрали за круглым столом высоких представителей МИД, Агентства внешнеэкономической деятельности, БелТПП, Белорусской универсальной товарной биржи, Администрации Китайско-Белорусского индустриального парка «Великий камень», а также руководителей загранучреждений в ключевых странах Азии.

Мероприятие было приурочено к годовщине запуска медийного аналитического проекта БИСИ «Большая игра в Азии 2.0».

Участники встречи в атмосфере откровенной и предметной дискуссии обсудили текущее положение дел, проблемы диверсификации внешнеэкономических и иных связей Беларуси в субрегионах Большой Азии, а также меры по повышению эффективности продвижения и защиты там национальных интересов.

Директор БИСИ Олег Макаров отметил важность качественной экспертизы для эффективного переключения на сотрудничество со странами Азии, особенно по линии конкретных хозяйствующих субъектов-экспортеров, а также подготовки профессиональных специалистов-востоковедов. Такой вывод диктует необходимость выделения этого сектора в отдельную отрасль науки и «заточки» ее под нужды реального сектора экономики.

Директор НЦМКЦ Николай Борисевич подчеркнул, что азиатский вектор традиционно был приоритетным во внешней торговле и внешней политике Беларуси. «Работа по данному направлению велась давно, и мы обязаны и должны иметь свои постоянные интересы в азиатском регионе. В нынешних условиях необходимо системно выстраивать тактику и стратегию работы на азиатском направлении, завоевывать свои ниши и защищать их. Белорусским предприятиям следует проявлять инициативу по выходу на азиатские рынки, в комплексе учитывать все особенности данного региона», – акцентировал Н.Борисевич.

Но самый главный вывод по итогам дискуссии – это четко видеть цель, верить в себя и свои силы, а барьеры и проблемы обращать в возможности.

Неделей ранее в Гродно на полях IX Форума регионов России и Беларуси БИСИ организовал тематическую экспертную панель, в ходе которой тема «Поворота в Азию» обсуждалась уже в контексте ресурсной обеспеченности дальнейшего развития Союзного государства. Помимо сугубо практических затрагивались концептуальные, структурные и смысловые аспекты.

Участники дискуссии поставили ряд важных вопросов: поворачивая в Азию, насколько мы понимаем, куда и к кому, с чем и зачем? Что мы вкладываем в само понятие «поворота», какова его структура, чего в нем больше – политики, экономики, гуманитарной или цивилизационной компоненты?

Каковы приоритеты и главные принципы такого сближения, его перспективы? Как ускорить этот процесс и сделать максимально эффективным? Какие следует создать условия и задействовать ресурсы, насколько их достаточно, какие есть резервы?

В какой точке мы находимся, как соотносится этот маневр со «встречным движением», заметно ли оно и насколько эффективно, каковы риски? Достаточно ли принимаемых точечных мер или все-таки нужна отдельная целевая стратегия?

«Поворот» – это надолго или просто передышка до момента начала нового обновленного цикла отношений с Западом?

Несмотря на определенный консерватизм и скепсис у отдельных белорусских промышленников и предпринимателей относительно перспектив «Поворота в Азию», в своем большинстве участники сошлись во мнении, что при должном системном подходе и наличии воли потенциал у этого вектора безграничный.

Как представляется, работу с партнерами необходимо строить, отталкиваясь от спроса, а не сугубо нашего предложения, адаптируя продукт под их потребности (к вопросу о качественном рыночном маркетинге), попутно перестраивая бизнес-модели. Надо формировать заинтересованность у азиатских визави, повышая конкурентоспобность конечной продукции и ее привлекательность.

Следует более активно и настойчиво искать свои ниши в магистральных проектах РФ в регионе по линии Союзного государства, четко представляя механику процесса и критерии конечного результата.

Текущий момент требует поиска инновационных подходов сфере логистики и транспортной инфраструктуры при развитии торговли и совместного освоения новых рыночных ниш.

Ключевые задачи – расширение географии присутствия и спектра товаров и услуг в странах АТР, уход от страновой монозависимости, увеличение филиального покрытия дочерних обществ совместных компаний, способных привлекать ресурсы рынков капитала с учетом его избытка в Азии. Так, капитализация только китайских фондовых рынков трех основных бирж – 20 трлн долларов, активы банковской системы – более 50 трлн долларов.

Необходимо выстраивать эффективные схемы взаимодействия с финансово-кредитными организациями в Азии, искать решения проблем с платежами путем создания полноценной расчетной экосистемы для различных способов финансирования торговли, поддерживаемой валютными свопами, а также криптовалютные механизмы.

Принципиально важный момент – смена восприятия Азии на ментальном уровне, а также постепенный выход из западной парадигмы мышления и евроцентричной зоны комфорта.

Обстановка на дальнем контуре

На фоне беспрецедентной дипломатической активности в АТР в Бишкеке состоялся Евразийский экономический форум. На церемонии открытия глава кабмина Кыргызстана Акылбек Жапаров, отметив цивилизационный сдвиг с Запада на Восток и смещение экономического центра тяжести на азиатский континент, подчеркнул шансы ЕАЭС занять доминирующую позицию в этих процессах.

Объединенные совместными действиями, общим интересами и задачами государства более успешно двигаются в глобальной экономике, получая реальные конкурентные преимущества», – подытожил кыргызский премьер-министр.

Торговые потоки и вся глобальная экономическая активность переключаются с Запада на более интересные регионы, заявил президент России Владимир Путин. Для РФ становится приоритетным восточное направление развития. Бразилия, Индия и Китай, составляющие ядро БРИКС, готовы наращивать торговлю, использование нацвалют, создавать независимые механизмы взаиморасчетов.

К слову, прорабатывается вопрос создания международной резервной валюты на основе корзины валют БРИКС.

О намерении присоединиться к российской системе финансовых сообщений заявили Мьянма и Филиппины. В связи с логистическими проблемами активизирована работа по запуску морского торгового пути с острова Минданао во Владивосток – этот проект призван стать одним флагманов администрации нового президента Фердинанда Маркоса.

Разворот транспортных потоков на Дальний Восток привел к резкому повышению требований к срокам модернизации восточного полигона, заявил в ходе выездного совещания в Хабаровске заместитель председателя правительства РФ – полномочный представитель президента РФ в ДФО Юрий Трутнев.

В 2022 году при потребности в 258 млн тонн, прогнозируемый объем неперевезенных грузов может составить 100 млн тонн. Ущерб, который при этом будет нанесён российской экономике, оценивается в 1,5 трлн руб.

Возможно, расшить логистику между Россией и Китаем, которая долгое время остается ахиллесовой пятой двусторонней торговли, поможет Монголия.

Американский журнал Foreign Policy (FP) пишет, что к концу текущего года на территории этой страны будет завершено строительство трех стратегически важных железнодорожных путей, что окажет позитивное влияние на логистические цепочки между РФ и КНР. Ввод в эксплуатацию этой инфраструктуры позволит Москве и Пекину нарастить торговлю ресурсами, укрепить безопасность и снизить уязвимость для внешнего давления и санкций.

Для понимания – у Монголии 13 торговых портов с Китаем, которые теоретически могут быть интегрированы в цепочки поставок между РФ и КНР. Первая китайско-российская трансграничная железная дорога будет завершена в августе, ее стоимость составит $355 млн, — пишет FP.

Иран, Индия и Россия тестируют новый торговый коридор Север-Юг, связывающий Россию и Индию, и обсуждают создание единого транспортного оператора. Со стороны России – это порты Санкт-Петербурга и Астрахани, со стороны Ирана – гавани Энзели и Бендер-Аббас, в Индии – Мумбаи.

Компания «РЖД Логистика» сообщила о начале перевозок полными контейнерными поездами из России в Индию по восточной ветке коридора Север-Юг, включающего транспортную инфраструктуру России, Казахстана, Туркменистана, Ирана и Индии. Первый контейнерный поезд отправился с подмосковной станции Чехов. Интермодальная перевозка включает в себя морской этап с конечной точкой в индийском порту Нава-Шева (Мумбаи). Ожидаемое время в пути – 35-37 дней, протяженность маршрута – более 8000 км.

Обычно грузы из Индии идут через Суэцкий канал в порты Роттердам, Антверпен, Пирей и Валенсия, и все эти страны поддерживают санкционный режим в отношении РФ. Коридором могут воспользоваться не менее 18 стран, которые не были замечены в стане активных сторонников западных санкций.

Нью-Дели прокладывает новую логистику вопреки давлению и санкционным барьерам. Сближение Тегерана с Россией становится все более очевидным – недавно Госдума ратифицировала протокол о зоне свободной торговли между ЕАЭС и Ираном.

Индия – ключевое государство региона, главная арена текущей геополитической схватки. Именно за Индию сейчас борются как государства, бросающие вызов американской гегемонии (Россия и Китай), так и сами США. Несмотря на участие в Четырёхстороннем диалоге по безопасности (QUAD), Нью-Дели не идёт дальше на сближение, что делает антикитайскую коалицию в Азии неполноценной. С другой стороны, Индия и Китай пытаются урегулировать пограничный спор, который сдерживает появление геополитического треугольника Пекин-Дели-Москва.

Вероятность кристаллизации такой геометрии ещё больше повышается на фоне динамики российско-индийских отношений, где Индия занимает позицию благожелательного нейтралитета. Такую же, как и Китай, который активно развивает двустороннюю торговлю.

Помимо участия в логистических проектах индийская государственная компания ONGC Videsh Ltd (OVL) демонстрирует готовность расширить свое участие в проекте «Сахалин-1» (сейчас 20%) после выхода из него ExxonMobil.

По сути, у нас на глазах рождается новая «Большая восьмёрка», объединяющая Китай, Индию, Россию, Индонезию, Бразилию, Мексику, Иран и Турцию. По некоторым расчетам, по ППС она уже опережает «Большую семёрку» на 24,4% по совокупному объёму ВВП.

Каспийский регион становится важной частью нового Шёлкового пути («Пояс и путь»), связывающего Китай и Европу. Турция, Азербайджан и Казахстан пытаются закрепить свою ключевую роль в регионе при лидирующей роли Анкары. Однако Владимир Путин на недавнем саммите «каспийской пятерки» в Ашхабаде заявил, что улучшение транспортной доступности и логистики в этом регионе во многом зависит от создания коридора Север -Юг.

Очевидно, что конфигурация новой Большой Евразии будет опираться именно на модель «интеграции интеграций», предполагающей агрегацию региональных интеграционных образований и их институтов. Такая платформа может сшить такие региональные структуры, как АСЕАН, Совет сотрудничества стран Персидского залива, ЕАЭС и ШОС, что открывает путь к завершению сборки платформ, охватывающих всё пространство Глобального Юга.

И снова к нашим реалиям

По итогам анализа упомянутых выше событий напрашивается закономерный вывод: для качественного рывка в сторону Азии необходимо планомерно и настойчиво создавать сквозную инфраструктуру (торговую, экономическую, инвестиционную, финансовую, логистическую, гуманитарную), соразмерную той, которая была выстроена с западным миром.

Разумеется, что это процесс длительный и сложный, но именно за этим дальним горизонтом наше будущее. Безусловно, перенаправление торговых и инвестиционных потоков не произойдет внезапно, в том числе из-за санкций. В ближайшие два года предстоит выработать эффективные подходы к работе с партнерами, чтобы примерно через 5-7 лет выйти на приемлемый уровень диверсификации экспорта в Азию.

Между тем предварительные итоги (полноценная презентация будет позже) проведенного БИСИ экспертного онлайн-опроса показали, что 56,5% респондентов из числа отраслевых специалистов высказались в пользу разработки в Беларуси отдельной азиатской стратегии. Исходя из такого расклада, можно резюмировать, что «Поворот в Азию» на практике проявляется не только и не столько в заявлениях политиков, а в головах широких масс экспертов-профессионалов.

bolshaya-igraazii-2
Подобная оценка подводит под тему «Поворот в Азию» не только цивилизационно-идеологическую, но и экономическую базу и дает основание для вывода о том, что при определенных условиях это направление могло бы трансформироваться в национальный проект не одного поколения белорусов.
back to top