«Большая игра» 2.0 в Азии: Китайский дракон и его новая дипломатия

Об авторе

Ярмолинский Юрий Михайлович,

аналитик Белорусского института стратегических исследований

Другие статьи автора

Опыт работы иных стран в среде санкций - возможность создать свои оптимальные инновационные модели

Изучение передового международного опыта реагирования на санкционные ограничения дает Беларуси хорошую возможность выстраивать в рамках «поворота в Азию» собственные оптимальные инновационные модели


Несмотря на конфликт в Украине, именно Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) остается основной ареной столкновения мировых держав. Его геополитическая значимость растет по мере эскалации напряженности между КНР и США, а также РФ и США.

возможность создать свои оптимальные инновационные модели
КОЛЛАЖ АННЫ ВЯЖЕВИЧ

Геополитическая подоплека

Соединенные Штаты Америки пытаются изолировать Китай и Российскую Федерацию экономически, военно-политически, дипломатически, создавая коалицию единомышленников в лице Австралии, Японии, Южной Кореи и Индии, рассматривая как резерв Вьетнам, Таиланд, Филиппины и Индонезию. Вместе с тем Индия, несмотря на внешнее давление, занимает позицию нейтралитета. Индонезия является председателем G20 и готовится к проведению ноябрьского саммита с участием Владимира Путина (в 2023 году саммит G20 будет принимать Индия).

К слову, потенциал не примкнувших к антироссийским санкциям стран G20 составляет около 85 процентов мировой экономики.

На фоне такой поляризации возрастает роль АСЕАН, которая во взаимодействии с платформами Глобального Юга (БРИКС, ШОС) претендует на особую роль в мировой политике, а также в интеграции развивающихся экономик Большой Евразии.

В свою очередь, провокационный визит Нэнси Пелоси на Тайвань наглядно продемонстрировал странам Юго-Восточной Азии, не желающим становиться стороной американо-китайского конфликта, непредсказуемость и фрагментированность политики Вашингтона, особенно учитывая заявления Белого дома, пытавшегося дистанцироваться от этой скандальной поездки.

Ответные меры — опыт России

Заморозка отношений с Западом стимулирует РФ искать новых союзников, а также укреплять отношения с дружественными странами. Поскольку нынешняя политика Запада предполагает долгую изоляцию, очевидно, что будущее России связано с Глобальным Югом.

Ближний Восток — наиболее близкий партнер РФ, на которого завязаны многие экономические интересы. Хотя позиции отдельных стран зачастую неустойчивы. Поэтому, видимо, отношения будут развиваться в том числе через вовлечение ближневосточных партнеров в проверенные временем многосторонние институты БРИКС и ШОС.

Надо также понимать, что Ближний Восток может стать еще одной ареной соперничества между США и КНР с учетом наращивания Пекином взаимодействия со странами региона, перенося туда центр тяжести инициативы «Один пояс, один путь» (ОПОП). Последний красноречивый факт — решение Эр-Рияда открыть дата-центр компании Huawei. Учитывая идеологизацию американского истеблишмента и его нацеленность на системную конфронтацию с Пекином, Вашингтон станет стремиться подорвать там позиции Поднебесной любой ценой, что неизбежно вызовет адекватную реакцию.

Тем не менее за счет большого количества лояльных покупателей и трейдеров Саудовская Аравия стала одним из крупнейших покупателей российской нефти, выстроив схемы по ее быстрой перепродаже. Объемы скупки и последующая перепродажа российского сырья саудитами, по мнению экспертов, продолжат расти.

Пока Запад пытается изолировать Россию, она активно закрепляется в АТР через Мьянму, расширяя там свои позиции и влияние (наглядный пример — недавний визит в Нейпьидо Сергея Лаврова). Кстати, недавно копии верительных грамот посол этой страны Лвин У (с постоянной резиденцией в Москве) отдал в МИД Беларуси.

В целях закрепления на агрорынках Ближнего Востока, Северной Африки и Азии товаров под брендом «Сделано в России» создается национальный дистрибьютор продукции АПК. Только на разработку концепции этого проекта «Агроэкспорт» потратит 24 миллиона российских рублей.

До 2030 года Российская Федерация может выделить 30,8 миллиарда долларов под семь проектов, предусматривающих создание трех новых пограничных пунктов пропуска, а также прокладку 369 километров путей на своей территории и 3 тысяч километров железных дорог в Казахстане, Монголии и КНР.

Поводом для спешки стал конфликт с Западом, из-за которого существенную часть логистики приходится разворачивать в сторону Китая и Дальнего Востока, а действующая инфраструктура не удовлетворяет потребности экономики.

Крупнейшим станет новый международный транспортный коридор (МТК) Россия — Монголия — Китай. Он включает строительство железной дороги Элегест — Кызыл — Курагино (Тува и Красноярский край), которая через Монголию свяжет с Китаем Транссиб. Вторым по величине проектом выглядит 226-километровая железная дорога в Монголии от станции Зуунбаян до границы с Китаем.

В Приморском крае планируется построить железную дорогу длиной 56 километров от Лесозаводска до Хулиня.

В Казахстане Россия намерена поучаствовать в строительстве 270 километров транзитной ветки Аягоз — Бахты на границе с Китаем. Казахстан и Китай давно обсуждают этот маршрут, но его реализация упиралась в нехватку средств.

Все проекты призваны разгрузить Транссиб и БАМ и помочь переориентации российского сырьевого экспорта на АТР. В то же время (в силу затратности и сложности) без помощи Китая или других партнеров Россия не справится. Очевидно, что при должном подходе там нашлось бы место и для Беларуси.

Россия хочет наладить связи, рынки капитала и финансовую инфраструктуру с Индией аналогично модели, построенной с Европой, чтобы в течение десятилетия нарастить взаимную торговлю до уровня 120—150 миллиардов долларов (в 2021 году — 13,5 миллиарда).

Агентство Bloomberg сообщило, что Россия предложила Индии механизм двойных платежей, который позволит больше торговать в местных валютах. Предложение предполагает оплату импорта нефти из России в долларах или евро, в то время как остальная часть торговли будет рассчитана в рупиях и рублях.

Bloomberg уточняет, что торговый дефицит Индии с Россией составляет 5,5 миллиарда долларов, из которых 3 миллиарда приходятся на нефть и нефтепродукты. Индия хочет увеличить поставки в Россию еще на 2 миллиарда долларов, чтобы сократить торговый дисбаланс.

Почти 1,5 миллиарда жителей, гигантский потенциал для индустриализации, огромные внутренние дисбалансы и выраженный «особый путь» в геополитике — все это делает Индию, помимо КНР, вторым важнейшим партнером России в АТР.

По мнению аналитиков Morgan Stanley, в 2022—2023 годах Индия может стать самой быстрорастущей азиатской экономикой в АТР. Ожидается, что в течение этого периода рост ВВП Индии составит в среднем 7 процентов — это будет самый высокий показатель среди крупнейших экономик, который составит 28 и 22 процента к азиатскому и глобальному росту.

Учитывая конкуренцию Индии с Китаем, Россия и Индия вполне в состоянии уравновешивать новый геополитический порядок.

В ближайшее время следует ожидать активизации контактов Москвы и Нью-Дели, в том числе посредством создания совместных индустриальных предприятий.

Вынося за скобки разногласия по Украине и Сирии, президенты Путин и Эрдоган в Сочи среди прочего договорились о частичной оплате в рублях за российский газ, который Турция ежегодно получает в объеме 26 миллиардов кубометров. Ранее схожие соглашения с разной степенью глубины достигнуты с Азербайджаном, Арменией, Беларусью и Ираном.

Россия, Турция и Китай, несмотря на конкуренцию и разнонаправленные интересы, заявили о намерении укреплять сотрудничество в Центральной Азии, что знаменует создание нового ситуативного регионального союза.

Опыт Ирана

Иран давно научился обходиться в основном своими силами в деле преодоления санкционных ограничений, приобретя уникальный опыт, который заслуживает изу­чения.

Иранцы используют национальную систему SEPAM (System for Electronic Payments Messaging) в торговле с Китаем, Турцией, Индией, странами Ближнего Востока. Для облегчения взаиморасчетов усиливается координация между SEPAM и российским эквивалентом — системой передачи финансовых сообщений (СПФС).

Для доставки в Иран (в основном транзитом через Турцию) подсанкционных товаров часто используются турецкие граждане иранского происхождения. По оценкам экспертов, санкции практически никак не ударили по тем, кто готов доплачивать.

С 2008-го в Тегеране проходит Международная выставка фондовой биржи, банковского дела и страхования (IRAN FINEX), которая считается наиболее престижной отраслевой площадкой. В этом году она прошла под лозунгом объединения сил для борьбы с западными санкциями и создания в регионе независимой альтернативной бизнес-инфраструктуры с опорой на внутренние ресурсы.

Санкции наделили Иран редкой способностью обходить санкционные риски, в том числе через инвестиции в свою страховую индустрию, а также сотрудничество с Сирией, Ливаном, Ираком, Афганистаном с использованием национальных валют.

Иран предлагает использовать единую валюту для формирования экономического союза со странами Центральной Азии, Россией, Китаем, Индией и Пакистаном с охватом в перспективе всего обширного пространства ШОС и БРИКС.

Иран активно продвигает проект МТК «Север — Юг», связывающего Россию, Иран, Индию и несколько государств Евразии.

В рамках развития этого коридора иранские власти намерены превратить находящийся на Каспии порт Мазендеран в международный экспортный хаб. За четыре года планируется увеличить там торговый флот на полсотни кораблей. Причем 13 судов будет закуплено у России, которая затем станет получать на них иранскую продукцию.

В сотрудничестве с партнерами из Ирана к обустройству причалов контейнерного, зернового и масляного терминалов в астраханской ОЭЗ «Лотос» приступило ООО «Портово-логистическая компания «Каспий». К концу 2023 года в портовой зоне смогут принимать контейнеры, следующие по маршруту МТК «Север — Юг», что имеет важнейшее значение для развития экономики Астраханской области.

Соединение иранского порта Чабахар с МТК «Север — Юг» увеличит инвестиции и связность с Центральной Азией. В 2015-м Иран договорился с Индией о развитии этого порта и прокладке железнодорожной ветки в Афганистан.

Иран собирается почти вдвое увеличить экспорт стройматериалов в Россию — с 3 до 5 миллиардов долларов в год. Правда, для этого иранцам придется конкурировать с Индией, которая стремительно наращивает туда свои поставки.

С учетом ранее заключенного с «Газпромом» меморандума Иран совместно с Россией планирует экспортировать природный газ в Оман и Пакистан. Перспективные планы российского правительства предусматривают объединение ориентированной на ЕС газотранспортной системы с «Силой Сибири», а также другими аналогичными проектами.

Китайский ответ

В 2022 году экспорт Китая в крупнейшие экономики Глобального Юга почти удвоился с доковидного уровня до 70 миллиардов долларов с 38 миллиардов в июне 2019-го. Для Китая экономический охват этого макрорегиона является ключом к преодолению усилий США по сдерживанию его экономического и технологического доминирования.

Такой результат стал следствием стратегических инвестиций Китая в цифровую и физическую инфраструктуру, начиная от широкополосных сетей в Индонезии и Бразилии и заканчивая электростанциями в Турции и железными дорогами в Юго-Восточной Азии.

Вместе с тем данные Центра зеленых финансов и развития (GFDC) Университета Фудань показывают, что в первом полугодии текущего года инвестиции и финансирование глобальных проектов в рамках ОПОП сократились в годовом исчислении с 29,6 до 28,4 миллиарда долларов.

Основные инвестиционные потоки (5,5 миллиарда) ушли в Саудовскую Аравию. Далее следуют Демократическая Республика Конго и Индонезия. Если брать только сектор строительства, то 3,3 миллиарда долларов достались Филиппинам, 1,9 — Сербии и 1,5 — Ираку.

Обращает внимание то, что на нефтегазовые проекты в странах — участницах инициативы приходится около 80 процентов зарубежных инвестиций Китая в энергетику и 66 процентов китайских строительных контрактов. При этом в технологические проекты китайские вложения выросли на 300 процентов.

Эксперты отмечают, что хотя тайваньский кейс вверг двусторонние отношения США и КНР в новую фазу кризиса, на Западе и в самом Китае (если абстрагироваться от пропагандистских клише) предпочитают не делать поспешных выводов.

Пекин объявил о заморозке сотрудничества с Вашингтоном в сферах безопасности, борьбы с преступностью, изменения климата и т.д. Вместе с тем он не стал вводить экономические санкции и сбрасывать американские долговые облигации. Вероятно, ускорится процесс сокращения зависимости от доллара, но это займет время.

Рупор КПК газета Global Times пишет о росте взаимного товаро­оборота за последние семь месяцев почти на 12 процентов (прежде всего за счет увеличения китайского экспорта в США). Все это означает, что прогрессирующее противостояние, скорее всего, не затронет экономику и взаимную торговлю, так как прагматичные интересы обеих стран будут сдерживать власти и бизнес от резких шагов.

Косвенно такой вывод подтверждает тот факт, что США (наряду с Южной Кореей и Германией) стали основными инвесторами в Поднебесную: их вложения увеличились на 37,2; 26,1 и 13,9 процента. При этом динамика зарубежных инвестиций в высокотехнологичную промышленность выросла на 33,6 процента. Только в мае прирост инвестиций в китайский хайтек составил 42,7 процента.

Беларусь в «Большой игре»

Изучение передового международного опыта реагирования на санкционные ограничения дает Беларуси хорошую возможность учиться на чужих ошибках и выстраивать в рамках «поворота в Азию» собственные оптимальные инновационные модели.

«Беларусь намерена наращивать поставки в страны дальней дуги», — заявил Премьер-министр Роман Головченко на недавнем совещании. «В первую очередь это Китай, Индия, Вьетнам, Индонезия, да и в целом регион Азии и Ближнего Востока», — уточнил глава Правительства. В то же время отмечено, что объемы белорусского экспорта в этом направлении по итогам пяти месяцев скромные. Поэтому наращивание темпов и объемов сотрудничества является важнейшим приоритетом в работе руководителей на всех уровнях и отраслях.

Роман Головченко также акцентировал заинтересованность в приходе на отечественный рынок азиатских производителей.

В условиях измененных логистических цепочек и переориентации экспортных грузовых потоков увеличивается спрос на перевозки в восточном направлении по железной дороге. Так, БЖД в сотрудничестве с ОАО «РЖД» и ЗАО «Азербайджанские железные дороги» по МТК «Север — Юг» запустила ускоренный поезд (в пути семь дней) по маршруту Беларусь — Россия — Азербайджан.

БАМАП отмечает переориентацию вектора логистики на Восток в сфере автомобильного транспорта, что позволяет выстраивать безопасные схемы транспортировки белорусских внешнеторговых грузов через Китай, Турцию, Азербайджан, Грузию и другие страны.

Принятое Правительством Беларуси решение о создании портовой мощности на северо-западе России обеспечивает дополнительные условия для подключения наших экспортеров к МТК «Север — Юг».

Таким образом, в Беларуси драйвером «поворота в Азию» пока в основном выступает логистика, что требует синхронизации этих процессов в том числе с финансово-страховой и торгово-производственной сферами.

В данном контексте весьма интересны совместные инициативы Национального центра маркетинга с ближневосточными компаниями Dubai Industrial & Export Development Corporation и IQRA Group по созданию возможностей для освоения нашими экспортерами новых рыночных ниш с использованием дубайского хаба и создания белорусско-эмиратского бизнес-клуба.

back to top