Шуст Александр Сергеевич

Об авторе

Шуст Александр Сергеевич,

Cтарший преподаватель Академии управления при Президенте Республики Беларусь,
Кафедра международных отношений
магистр экономических наук

Профессиональная подготовка:

1992–1997 – юридический факультет Белорусского государственного университета, специальность «Правоведение». Диплом с отличием.

2010–2012 – магистратура Академии управления при Президенте Республики Беларусь, специальность «Мировая экономика». Магистр экономических наук.

Член научно-экспертной группы при Государственном секретариате Совета Безопасности Республики Беларусь.

Член научного комитета международной конференции «Экономический рост в условиях глобализации», Национальный институт экономических исследований Республики Молдова.

Учебные дисциплины:

«Государственное управление», «Управление внешнеэкономической деятельностью».

Автор более 120 научных публикаций, в том числе научных статей, учебных и учебно-методических пособий, тезисов докладов на научных и научно-практических конференциях.

Предпосылки успешного «Поворота в Азию» экономики Беларуси

Экономическое развитие Республики Беларусь происходит в последние годы в условиях сочетания ряда внешних неблагоприятных факторов, в числе которых: введение зарубежными государствами санкций, ухудшение условий международной торговли, дискриминационные меры на трансграничных рынках. Для смягчения действия указанных факторов руководством государства была определена цель обеспечить диверсификацию экспорта для равного распределения экспортных поставок между тремя рынками: ЕАЭС, ЕС и иных стран, в том числе стран «дальней дуги». Данная цель была опубликована в выступлениях высших должностных лиц и закреплена в документах, включая Национальную программу развития поддержки и развития экспорта на 2016–2020 годы и Программу деятельности Правительства Республики Беларусь на 2018–2020 годы. Решением должна была стать фокусировка внимания на регионах, присутствие в которых белорусской продукции не является традиционным и массовым: прежде всего, на азиатском и африканском направлениях. Руководством Беларуси отмечалось, что нужна долгосрочная стратегия сотрудничества с этими странами, необходимо уйти от работы «наскоками, от визита к визиту» [1]. 

Произошедшее с 2020 года ухудшение отношений Беларуси со странами ЕС и их союзниками привело к невозможности достижения вышеуказанной диверсификации по схеме «треть-треть-треть». Политическим руководством была поставлена новая цель: осуществить географическую диверсификацию главным образом в направлении стран Востока. В таком ключе разработана Комплексная стратегия всестороннего сотрудничества со странами «дальней дуги», проект которой обсуждается в правительстве [2].

В экспертном сообществе Беларуси ведется работа по поиску решения задачи по обеспечению качественного «поворота в Азию» [3]. Отмечается, что необходим комплексный и научно-обоснованный подход с применением средств экономико-математического моделирования, требуется осведомленность широких слоев общества и профессиональных сообществ по поводу азиатских перспектив, нужна разработка сопутствующего международного брэнда Беларуси, синхронизированного с долгосрочной азиатской стратегией. 

Как отмечает директор Белорусского института стратегических исследований О. Макаров, хорошим подспорьем могло бы стать создание отечественной бизнес-школы, в том числе в кооперации с ведущими научно-образовательными центрами отдельных стран Азии, включая разработку специализированных образовательных программ по теме «бизнес по-азиатски» с целевой страновой специализацией [4].

Таким образом, видна ясность в предстоящих конструктивных инициативных действиях белорусской стороны. Одновременно существуют и ограничения, которые нужно будет учесть и, по возможности, преодолеть для успеха намеченной переориентации внешних связей национальной экономики. 

Прежде всего, отметим, что возможности освоения азиатских рынков во многом зависят от уровня сотрудничества с западными странами, от возможностей доступа к их технологиям. То есть в условиях сокращения экономических и научно-технических контактов со странами ЕС и их союзниками Беларуси предстоит полагаться на собственный потенциал, возможности стран ЕАЭС и дружественных стран Азии. Другими словами, конкурировать на рынках стран Востока за счет использования технологий и ресурсов самих стран Востока. 

Это проблема усугубляется тем, что многие предприятия Европы и Азии являются частью единой производственной цепочки, стандарты ведения бизнеса также в общем едины, и риски санкционного давления для многих наших партнеров в азиатских странах весьма существенны.  

Наконец, стоит учитывать и сравнительно слабые позиции азиатских стран в механизме управления мировой экономикой – то, что стало причиной формирования целого комплекса китаецентричных и паназиатских институтов – параллельных международных финансовых институтов, создаваемых по инициативе либо с активным участием КНР, в числе которых Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, Новый банк развития, многосторонняя инициатива Чианг Май и пул условных валютных резервов БРИКС, Китайская международная платежная система CIPS, механизмы интернационализации юаня (более тридцати своп-соглашений). Вместе с тем, остается значительная часть данного сектора, в которой влияние азиатских стран остается слабым, а перспективы изменения существующего положения – маловероятными. Так, пока не видно признаков появления альтернатив Совету финансовой стабильности, Международной организации комиссий по ценным бумагам, Базельскому комитету по банковскому надзору, американским рейтинговым агентствам.

Кроме того, в последнее время наблюдаются систематические усилия со стороны США и (в меньшей степени) ЕС по экономическому сдерживанию Китая. США отказались от создания мегарегионального торгового партнерства с КНР, затягивают реформу квот МВФ и блокируют назначение новых арбитров в апелляционный орган ВТО, а ЕС открыто позиционирует свой проект «Глобальный шлюз» как альтернативу китайской инициативе «Один пояс, один путь» [5].

Таким образом, реализация «поворота в Азию», «разворота на Восток» и т. п. концепций способна смягчить негативные последствия политического и экономического давления на Беларусь, хотя и не является альтернативой полноценной многовекторной внешнеэкономической стратегии. Важно осознавать, что достижение результативной переориентации на перспективные рынки дружественных стран сопряжено с решением новых сложных задач.

ЛИТЕРАТУРА

Совещание по приоритетам внешней политики Беларуси на современном этапе [Электронный ресурс] // Пресс-служба Президента

Республики          Беларусь. – Режим доступа: https://president.gov.by/ru/events/soveschanie-po-prioritetam-vneshnejpolitiki-belarusi-na-sovremennom-etape-16653. – Дата доступа:

08.01.2022.

Дмитрий Ярошевич: Беларусь – открытое государство, приверженное принципу многовекторности [Электронный ресурс] // Национальный центр правовой информации Республики Беларусь. – Режим доступа: https://pravo.by/novosti/obshchestvenno-politicheskie-iv-oblasti-prava/2021/september/66307/. – Дата доступа: 08.01.2022.

По итогам международного экспертного семинара «Актуальные вопросы обеспечения национального «поворота в Азию» [Электронный ресурс] // Белорусский институт стратегических исследований. – Режим доступа: https://bisr.gov.by/provedyonnyemeropriyatiya/po-itogam-mezhdunarodnogo-ekspertnogo-seminaraaktualnye-voprosy. – Дата доступа: 09.01.2022. 

Макаров: «поворот в Азию» является прагматичным расчетом на перспективу [Электронный ресурс] // БЕЛТА. – Режим доступа: https://www.belta.by/society/view/makarov-povorot-v-aziju-javljaetsjapragmatichnym-raschetom-na-perspektivu-460983-2021/. – Дата доступа: 09.01.2022. 

Lau, S. EU starts work on rival to China’s Belt and Road Initiative [Electronic resource] / S. Lau // Politico.eu. – Mode of access: https://www.politico.eu/article/eu-starts-work-on-rival-to-chinas-belt-androad-project-network/ю – Date of access: 22.11.2021.

back to top