«Большая игра» 2.0 в Азии: Китайский дракон и его новая дипломатия

Об авторе

Ярмолинский Юрий Михайлович,

аналитик Белорусского института стратегических исследований

Другие статьи автора

«Большая игра» 2.0. в Азии: Дракон начинает и выигрывает?!

Отрадно наблюдать, как научно обоснованный подход к прогнозированию событий работает на практике. Одним из примеров может служить теоретический прогноз автора месячной давности, который, похоже, начинает обретать реальные очертания.

Напомню, что речь шла (опираясь на мнение одного из индийских экспертов) о теоретической возможности институализации Пекином в качестве противовеса проамериканской «четверке» (Австралия, Индия, США и Япония) проекта «Гималайского квадрата» (КНР, Непал, Пакистан и Афганистан). Статья на эту тему была опубликована также в индийском информационном пространстве и стала инфоповодом для комментария автора для South China Morning Post.

Дело в том, что в феврале на своем первом виртуальном саммите лидеры «четверки» условились запустить программу сотрудничества в области вакцин для стран Индо-Тихоокеанского региона с упором на Юго-Восточную Азию (АСЕАН). На этом основании была выдвинута гипотеза по поводу того, что за благородной целью этой инициативы можно было бы усмотреть скрытую попытку противодействия китайской вакцинной дипломатии (Шелкового пути здоровья).

И вот, спустя немногим более чем два месяца, Китай делает ответный ход, который вполне можно было бы подвергать рассмотрению через призму реального конструирования «Гималайского квадрата», но только в целевом, практикоориентированном формате, с акцентом именно на вакцинную дипломатию.

Так, китайская Глобал Таймс сообщает о том, что на фоне роста числа случаев заболевания в Индии 27 апреля Государственный советник и глава МИД Китая Ван И провел встречу со своими коллегами из Афганистана, Пакистана, Непала, Шри-Ланки и Бангладеш, в ходе которой обсуждены усилия по борьбе с COVID-19 и постпандемическому восстановлению экономик стран региона.

В публикации отмечается, что приглашение к участию в онлайн-встрече Китай также направлял и в Индию, однако по факту она прошла без индийских представителей.

Учитывая акценты, расставленные в статье, не возникает сомнений в том, что, используя «серьезную эпидемическую ситуацию в Индии», которая «может вызвать побочный эффект в соседних странах, а затем распространиться на другие азиатские страны», под предлогом «срочной необходимости защитить население стран Южной Азии от побочного эффекта вспышки в Индии», Пекин перехватывает у «четверки» стратегическую инициативу.

Об этом, в частности, могут свидетельствовать достигнутые в ходе встречи договоренности.

С учетом нарушения ритмичности поставок вакцины в регион из-за вспышки пандемии в Индии, с учетом ее статуса крупного центра производства вакцин, министры иностранных дел, присутствовавшие на онлайн-встрече, достигли соглашения о создании резервов чрезвычайных поставок из Китая, расширении возможностей по преодолению кризисов в области здравоохранения, включая сотрудничество в области вакцинации.

Достигнут консенсус в отношении защиты уязвимых слоев населения и обеспечения стабильности цепочки поставок, возобновления межличностных обменов с регулярными мерами профилактики эпидемий.

Особо следует отметить совместное заявление против любой формы «вакцинного национализма».

Глава китайской дипломатии подтвердил, что Китай решительно выступает «против умышленного и незаконного вмешательства во внутренние дела других стран или принуждения других к выбору чьей-либо стороны, а также односторонних протекционистских и агрессивных тактик».

Обстоятельно китайские представители остановились на том, что Китай, как развивающаяся страна, предлагает свои вакцины остальному миру в качестве общественного блага, в отличие от Индии и США, которые, как правило, действуют с оглядкой на геополитические соображения.

Подчеркнуто, что Китай оказывает азиатским странам последовательную поддержку в борьбе с COVID-19, которая направлена на укрепление безопасности здоровья в регионе. Отвергая утверждение о том, что Китай разыгрывает вакцинную дипломатию в Южной Азии, отмечено, что китайская помощь соседним и другим странам никогда не прекращалась, а иные утверждения безосновательны.

Количество компаний-производителей вакцины против COVID-19 в Китае увеличится с пяти до 18, что в значительной степени увеличит производственные мощности, поможет стабилизировать сотрудничество в этой сфере с постепенным наращиванием уровня локализации.

Особо акцентируется внимание, что китайские производители вакцин стремятся обеспечить передачу технологий для ускорения их разработки и поставок, прежде всего в развивающиеся страны вдоль маршрутов Пояса и Пути.

Резюмируя этот краткий обзор состоявшегося события, было бы уместно напомнить один из выводов, сделанных автором в упомянутой выше статье и разделяемых большинством зарубежных экспертов (в основном – индийских): «Эксперты полагают, что дальнейшая динамика развития «четверки» будет зависеть от ответной реакции Китая, его восприятия в глазах АСЕАН, а также от способности реально выполнять взятые обязательства»…

back to top