Будущее Гонконга: Тигр или Дракон?

Автор:

 

Гонконг – это феномен, который на протяжении долгих лет качеством финансовых услуг, доверием к правовой системе, репутацией, независимостью и развитой инфраструктурой словно магнит притягивал на небольшой клочок земли огромные капиталы и лучших специалистов со всего мира. Но временам свойственно меняться. В этом тексте мы обсудим самые важные перемены, рассмотрим отношения с международными партнерами, механизмы сближения с Китаем, а также попробуем заглянуть в будущее одного из азиатских тигров.

В результате Первой опиумной войны и подписания в 1842 г. Нанкинского договора Гонконг стал британской колонией. После поражения во Второй опиумной войне Великобритании отошла часть территорий полуострова Коулун, а в 1898 г. в аренду на 99 лет были взяты прилегающие к Коулуну северные территории и остров Лантау. Европейцы подобно Александру Македонскому, возводившему греческие города на завоеванных азиатских землях, использовали во второй половине 19 в. Гонконг, Сингапур и Шанхай в качестве форпостов для торговой аристократии, которая жила и приобретала богатство за счет труда местных рабочих-кули. В 1984 г. была подписана Совместная китайско-британская декларация, по которой в 1997 г. к Китаю переходил суверенитет над территорией Гонконга с условием сохранения законов и высокой степени автономии в течение как минимум 50 лет после передачи. К этому моменту Гонконг уже был крупным финансовым центром и точкой входа для иностранных инвестиций в Китай, поэтому представлял большой интерес для западных держав.

США и ЕС

 

В 1992 г. Конгресс США принял «Закон об отношениях с Гонконгом», согласно которому: «Соединенные Штаты должны продолжать выполнять свои обязательства перед Гонконгом в соответствии с международными соглашениями до тех пор, пока Гонконг отвечает взаимностью» ((2) 5712) и «Соединенным Штатам следует стремиться поддерживать и расширять экономические и торговые отношения с Гонконгом и продолжать рассматривать Гонконг как отдельную территорию в экономических и торговых вопросах» ((1) 5713). Таким образом, правительство США фактически заявляло, что воспринимает Гонконг как независимую от Китая территорию.

Статус острова для США и американских компаний долго оставался неизменным, пока в феврале 2019 г. не были предложены поправки в «Закон об экстрадиции». Закон расширял список государств, которым могут передаваться подозреваемые в преступлениях. Среди предложенных стран был Китай, что на практике для Гонконга бы означало потерю политической и юридической независимости, так как потенциально любой человек на территории автономии может быть экстрадирован в КНР. Массовые протесты начались в марте и продолжались год, а в мае 2020 г. Государственный секретарь США Майк Помпео заявил Конгрессу, что Гонконг больше не заслуживает особого отношения со стороны штатов: «Ни один разумный человек не может сегодня утверждать, что Гонконг сохраняет высокую степень автономии от Китая». И 14 июля 2020 г. Президент Трамп подписал «Закон об автономии Гонконга» и исполнительный указ № 13936, которые под предлогом угрозы национальной безопасности отменяют все преференции для административного района и приравнивают его по статусу к территории Китая. Это существенно повлияло на регулирование экспорта гонконгских товаров в США:

1. Маркировка и страна происхождения. Ранее страной происхождения обозначался Гонконг, теперь же товары, произведённые в Гонконге, помечаются как китайские. Это означает усложнение процедуры ввоза и наложение ограничений на некоторые товары.

2. Антидемпинговые и компенсационные пошлины. Теперь товары из Гонконга подвергаются антидемпинговому расследованию и наложению дополнительных пошлин, так как происходят из страны с нерыночной экономикой. До внесения поправок гонконгские товары считались произведёнными в рыночной экономике.

3. Ограничение транзакций. 16 июля 2021 г. Министерство финансов, Министерство торговли, Министерство внутренней безопасности США опубликовали «Рекомендации по ведению бизнеса с Гонконгом». Согласно этому документу американские предприятия и частные лица, уведомляются о репетиционных, финансовых и юридических рисках, связанных с ведением деятельности на территории административного района. По факту США запрещает заключать сделки и совершать транзакции с некоторыми гонконгскими компаниями и учреждениями, в противном случае это влечет наложение санкций и штрафов.

Однако не смотря на устрашающие административные и законодательные меры, экономические показатели свидетельствуют об ином. Гонконг все равно остается важным торговым партером для Штатов. По данным Trading Economics, импорт из Гонконга в Соединенные Штаты за период с 1985 по 2021 г. в среднем ежегодно составляет 674,49 млн долларов США. При этом рекордно высокий уровень 2,38 млрд долларов США был достигнут в апреле 2020 г., а рекордно низкий 203,58 млн долларов США – в феврале 2020 года. Несмотря на изменение вектора взаимоотношений, Торговое представительство США в отчете за 2020 г. отмечает, что Гонконг является 22-м по величине торговым партнером с общим объемом двусторонней торговли товарами в размере 31,7 млрд долларов за 2020 г. Другой источник отмечает, что экспорт в 2020 г. составил 39 млрд долларов. При этом основными экспортируемыми товарами, согласно всем вышеперечисленным источникам, являются: на первом месте – золото (включая необработанное или в виде порошка), на втором – электрооборудование, на третьем – автомобили и их части. Интересно, что экспорт товаров из США в Гонконг за 2020 г. по сравнению с 2019 г. сократился на 22,5% (16,1% согласно Trend Economy).

С Европейским Союзом (ЕС) за последние два года сложилась иная картина, которая носит отличные от США основания. Налоговая политика Гонконга давно стала вызывать вопросы у Совета Европы. 05 октября 2021 г. специальный административный район был добавлен в «серый список» юрисдикций ЕС. Налоговые списки, которые составляются ЕС, являются экстерриториальными и содержат государства, которые позволяют уклоняться от уплаты налогов или проводят политику минимизации налоговых выплат. «Серый список» включает юрисдикции, которым дается время на приведение законодательства в соответствие с международными стандартами. Как указано на сайте Совета Европы, эти меры проводятся, чтобы оказать давление для проведения реформ.

Гонконг был внесен в список за то, что не взимает налог на прирост капитала, проценты, роялти или дивиденды, которые считаются «пассивным доходом». Это правило делает город привлекательной базой для иностранных компаний, поскольку оно позволяет им снизить свои обязательства по уплате налога на прибыль организаций, направляя прибыль, полученную на других рынках, через Гонконг. Налог также не взимается с прибыли или доходов, полученных в офшоре. После того, как Гонконг оказался в «сером списке», власти города согласились скорректировать налоговое законодательство. В перспективе это может стать одним из наиболее значительных изменений в регулировании налога на прибыль и оказать фундаментальное влияние на многие компании-резиденты. ЕС установил крайний срок для проведения необходимых реформ – 31 декабря 2022 г. Если к этому моменту не будут предприняты кардинальные изменения, Гонконг будет внесен в «черный список». Включение в список негативно отражается не только на репутации. В первую очередь, эта информация воспринимается банками как коммерческий риск и заставляет их сводить до минимума бизнес с заклейменной страной.

Но какими бы на первый взгляд «страшными» не казались принимаемые ЕС и США меры, на общий экономический ландшафт и взаимоотношения между странами они пока не сильно влияют. В случае с Соединенными Штатами, принятая законодательная база потенциально позволяет в любой момент спустить курок. Что касается политики Европейского Союза, то, предположительно, будущие изменения коснутся только компаний, которые не ведут существенной экономической деятельности в Гонконге, а используют его для уклонения от уплаты налогов.

Веревочные лестницы

 

За последние пару лет отношения Гонконга изменились не только с международными партнерами, но и с Материковым Китаем. Если ранее специальный административный район пользовался всеми благами автономии, то сейчас его положение сильно изменилось не только политически, но и экономически. С каждым годом Гонконг все больше «всасывается» в мегакластер – Район Большого залива (Greater Bay Area, GBA).

Район Большого залива является одной из самых амбициозных инвестиционных инициатив КНР. Рамочное соглашение об углублении сотрудничества было подписано 01 июля 2017 г., но проект заработал начиная с 2019 г. Район располагается на обширной территории и включает девять городов провинции Гуандун, Гонконг и Макао. Цель этого проекта состоит в том, чтобы в будущем превратить Большой залив в городской кластер мирового уровня, в котором будут находиться инновационный, научно-технический центры, а также ряд взаимозависимых финансовых и торговых рынков. Это стратегически важный для Китая проект, который уже сейчас генерирует почти 10% ВВП КНР с населением всего около 5% от общего числа. Ожидается, что за счет кумулятивного эффекта от сосуществования промышленного, высокотехнологичного Гуандуна и финансовых ресурсов Гонконга экономическая мощь региона будет только усиливаться. На перспективу SMC и Statista выделили 80 наиболее быстрорастущих компаний в районе Большого залива.

Будущее Гонконга: Тигр или Дракон?

Однако в отличие от других известных аналогов, таких как район Токийского залива и район залива Сан-Франциско, каждый из которых имеет единую правовую и экономическую системы, Большой залив имеет уникальный социально-экономический и правовой профиль, включающий три различные правовые системы, валюты, несколько языков и многочисленные социокультурные различия.

Регион настолько разнообразен и разнороден, что хоть и хочется структурировать механизмы интеграции, но сделать это сейчас практически невозможно, так как изменения происходят на всех уровнях и во всех сферах. К примеру, в ноябре 2020 года был прият «План развития инновационного регулирования лекарственных средств и медицинских изделий в районе Большого залива». План изменяет правила сертификации лекарственных препаратов, это значит, что на территории 9 городов провинции Гуандун могут использоваться одобренные Гонконгом или Макао фармацевтические продукты и медицинские устройства без предварительной сертификации Национального управления по медицинским изделиям КНР. Это фактически значит, что зарубежные лекарства могут быть импортированы, проданы и использованы на территории Большого залива без прохождения китайской процедуры сертификации, которая может длится годами.

Другим любопытным примером является соглашение о сотрудничестве от 14 мая 2021 г. между Материковым Китаем и Гонконгом, которое призвано урегулировать трансграничную процедуру банкротства. Это очень важная веха, так как ранее ни в КНР, ни в Гонконге подобные процедуры предусмотрены не были (обе стороны не приняли Типовой закон ЮНСИТРАЛ о трансграничной несостоятельности). В соответствии с соглашением ликвидаторы из Гонконга в рамках производства по делу о несостоятельности смогут обращаться в Народные суды КНР и наоборот для оказания содействия и принятия мер в рамках процедуры банкротства (арест имущества должника, заморозка активов, взыскания по обязательствам и т.д.). Конечно существует ряд ограничений, например, соглашение распространяется только на пилотные материковые зоны Шэньчжэнь, также Шанхай и Сямэнь. Народным судом принимается во внимание местонахождение основного офиса, основное место деятельности, местонахождение основных активов должника. Даже не смотря на все «но», это уже очень большой шаг к сотрудничеству в данной сфере, а с учетом того, что в районе Большого залива с каждым годом открывается все больше компаний и представительств, ведущих трансграничную деятельность, эта мера просто необходима.

Мы также не можем оставить без внимания систему трансграничного управления активами Большого залива, которая вступила в силу 10 октября 2021 г. Система «Wealth Management Connect» делится на два направления: Южное и Северное. Первое позволяет жителям материковой части Большого залива по определенным каналам инвестировать в продукты по управлению капиталом в Гонконге. По Северному направлению инвестиции идут с Гонконга на Материк. Вся схема строится на сотрудничестве банков и существенно облегчает жизнь частным инвесторам.

Если идти по более мелким изменениям, то сейчас пилотно смягчаются правила, позволяющие материковым компаниям открывать частные школы для детей иностранных резидентов, работающих Шеньчжэне. Это сделано для того, чтобы создать комфортные условия для приглашенных иностранных талантов. Или сотовые операторы разрабатывают новые трансграничные продукты, позволяющие снизить затраты на роуминг. Есть также много других реформ, касающихся разрешений на работу, перемещений через границу, покупки недвижимости и т.д.

Все эти изменения нам, наблюдающим со стороны, могут казаться незначительными, иногда сумбурными, точечными, но все это – веревочные лестницы, которые перекидываются с материка на остров, с одного корабля на другой. Пока что подобные действия абордажем назвать трудно, но и этот сценарий в будущем исключать нельзя.

Тигр или Дракон

 

Главный вопрос: что же будет с Гонконгом в ближайшие несколько лет? Для ответа на него стоит обратиться к 14-му пятилетнему плану, глава 18 которого посвящена поддержанию принципа «Одна страна, две системы». До 2035 г. в отношении Гонконга ставятся цели по повышению его статуса в качестве международного финансового, судоходного, торгового центра и международного авиационного узла, а также в укреплении его позиций в качестве глобального бизнес-центра с оборотом в юанях и международного центра управления активами. Гонконгу также отводится роль по оказанию юридических услуг высокого класса и разрешению международных споров.

Любопытно звучат положения об углублении сотрудничества между Материком, Гонконгом и Макао в целях построения района Большого залива и повышении национального самосознания, уровня патриотизма соотечественников в Гонконге. На этом моменте хочется сказать: «кажется, судьба Гонконга нам ясна»; тем не менее, есть ряд важных замечаний.

Гонконг всегда был одним из крупнейших источников прямых иностранных инвестиций для Материка, и точно так же специальный административный район был основным получателем прямых инвестиций из Китая. Например, доля материкового Китая в мировой торговле Гонконга в 2019 году составила 50,8% (544,8 млрд долларов США), а Гонконг был вторым по величине экспортным рынком материка, на долю которого приходилось 11,2% (278,3 млрд долларов США) от общего объема экспорта в 2019 году.

Подобные взаимоотношения сложились за счет особого статуса Гонконга, доверия иностранных инвесторов к его судебной системе, правовой культуре, повсеместного использования английского языка. Китай же всегда вызывал опасения своей непрозрачностью, путанным регулированием, огромным количеством подзаконных нормативных актов без официального перевода на английский язык, отсутствием должной защиты интеллектуальной собственности и т.д. Для того, чтобы Гонконг в будущем мог «углубленно» сотрудничать нужно, чтобы он не потерял своей привлекательности в глазах иностранного бизнеса. На наш взгляд, этого можно добиться двумя путями: (1) поддержание существующего статуса, но последние события заставляют нас отвергнуть этот вариант, (2) модернизировать полностью экономическую и правовую системы КНР, чтобы, будучи частью Материка (района Большого залива), даже с преобладанием англо-саксонской правовой системы и высоким уровнем услуг, Гонконг не тонул в рисках китайской экономики. По сути, мы уже сейчас наблюдаем активную модернизацию Китая, начиная с нового Гражданского кодекса КНР, заканчивая внедрением стандартов ESG, развитием различных государственных сервисов, введением принципа «одного окна» и т.д.

В будущем Гонконг определенно не станет волшебной пилюлей, которая должна помочь трансформироваться китайской экономике; скорее китайская экономика должна трансформироваться под Гонконг, как бы громко это ни звучало. Стоит смириться с изменениями, которые приобрели необратимый характер еще в марте 2019 г., и принять тот факт, что прежним Гонконг уже не будет. С другой стороны, возможно, мы с вами сейчас становимся свидетелями нового экономического чуда.

Источник: Asia Business Blog

back to top