Что известно о первой в истории Пакистана «Политике национальной безопасности»

На прошлой неделе премьер-министр Пакистана Имран Хан подписал публичную версию первой в истории страны «Политики национальной безопасности» на 2022-2026 годы. Документ охватывает все аспекты внутренней и внешней политики, включая ситуацию в Афганистане. Проект ставит в центр внимания экономическую и военную безопасность и описывает проблемы и возможности, стоящие перед Пакистаном. Какова стратегия единственной ядерной мусульманской страны на ближайшие годы и какие вопросы она оставляет без ответа, рассказывает автор Telegram-канала «Индия Сегодня».

Что известно о первой в истории Пакистана «Политике национальной безопасности»

Политика нацбезопасности

Кабинет премьер-министра Имрана Хана утвердил первую за все время существования независимого Пакистана программу национальной безопасности, направленную на экономическую, международную и оборонную политику страны.

«Это поистине историческое достижение. Комплексная политика национальной безопасности, ориентированная на граждан и с фокусом на экономическую безопасность, теперь будет проводиться всерьез», — написал Моид Юсуф, советник по национальной безопасности Пакистана в серии твитов.

Генерал-майор Бабар Ифтихар, представитель армии, заявил, что этот документ стал важной вехой в укреплении национальной безопасности Пакистана.

«Вооруженные силы страны сыграют должную роль в реализации видения, изложенного в меморандуме», — сказал он.

Политика охватывает широкий круг вопросов безопасности, включая экономические, продовольственные, вопросы водоснабжения, военной безопасности, терроризма, роста населения и отношений с внешнеполитическими партнерами. В документе особое внимание уделяется «экономической дипломатии» как средоточию международной политики Пакистана, задача которой — избежать втягивания страны в противостояние региональных блоков в условиях переходного мирового порядка. Меморандум будет пересматриваться каждый год, а также при смене правительства.

Индия

Индия упоминается в «Политике» по меньшей мере 16 раз — больше, чем любая другая страна. Авторы заявляют, что Пакистан «желает улучшить отношения с Индией». Основным препятствием для этого считается внутриполитическая ситуация в Нью-Дели:

«Укрепление в Индии политики, основанной на индуизме, вызывает глубокую озабоченность и влияет на непосредственную безопасность Пакистана. Политическая эксплуатация руководством Индии воинственных настроений по отношению к Пакистану привела к угрозе военного авантюризма и бесконтактной войны на нашем ближнем востоке», — говорится в документе.

За 75 лет после получения независимости и разделения Британской Индии, Исламабад и Нью-Дели прошли через три войны — в 1948, 1965 и 1971 годах. В конце 80-х антииндийские настроения не только многократно усилились, но и подверглись сильному влиянию джихадистского мышления генерала Зия-уль-Хака, который сделал религиозные экстремистские элементы неотъемлемой частью национальной политики.

Официальный Исламабад в своей «Политике национальной безопасности» утверждает, что «стремится к миру с Индией в течение следующих 100 лет». Однако он не планирует улучшать отношения с Нью-Дели до тех пор, пока у власти находится премьер-министр Нарендра Моди. Один из правительственных чиновников, беседовавший с пакистанскими СМИ, пояснил, что «при нынешнем правительстве «Народной партии Индии» («Бхаратия Джаната») у государств нет перспектив сближения».

Отношения между странами были заморожены в августе 2019 года, когда Индия отменила особый статус территории Джамму и Кашмир. В ответ на это Пакистан разорвал дипломатические отношения и приостановил торговлю. Создатели документа подчеркивают, что «справедливое и мирное урегулирование спора о Джамму и Кашмире лежит в основе двусторонних отношений». Они утверждают, что, несмотря на свои опасения, Пакистан «продолжает верить в решение всех вопросов путем диалога, однако недавние действия Индии остаются серьезными препятствиями в этом направлении».

Что известно о первой в истории Пакистана «Политике национальной безопасности»

Китай

По сравнению с Индией, Китаю в «Национальной политике безопасности» уделено значительно меньше внимания.

«Глубоко укоренившиеся исторические связи Пакистана с Китаем обусловлены общими интересами и взаимопониманием», — говорится в документе с добавлением о том, что двусторонние отношения продолжают расширяться на основе «доверия и стратегического сближения».

«Политика» характеризует Китайско-пакистанский экономический коридор как «проект национального значения», который «пользуется общенациональным консенсусом, переосмысливает региональные связи и придает импульс экономике страны».

«Пакистан не поддерживает "стратегию противостояния блоков"», — пишут авторы документа, очевидно ссылаясь на напряженные отношения между Китаем и США.

Однако учитывая финансовую зависимость Исламабада от Пекина, трудно поверить в его способность проводить независимую линию. По мере ослабления влияния США и ухудшения отношений с международными финансовыми институтами, Пакистан все больше будет исполнять роль «младшего брата» при китайском кредиторе.

Другие международные партнеры

Правительство Имрана Хана сейчас оказалось в ситуации, когда оно испытывает недостаток международных партнеров. Многолетняя дружба с Вашингтоном испорчена событиями в Афганистане, в то время как Европейский Союз, особенно Франция, находится в открытой конфронтации с Исламабадом из-за выступлений исламистских радикалов, таких как «Техрик-е Лаббаик Пакистан» (запрещена в РФ).

Организация исламского сотрудничества (ОИС), в которой Пакистан принимал участие 10 лет назад, больше не готова поддерживать все его предложения. ОАЭ недвусмысленно дали понять, что хотят выступать посредником на мирных переговорах Исламабада и Нью-Дели, но не заинтересованы в противостоянии между этими двумя странами. Особенно важен в этом контексте тот факт, что ряд компаний из Дубая анонсировали инвестиционные проекты в индийском Кашмире.

Водная и экономическая безопасность

Вода — важный фактор национальной безопасности. Страна переживает серьезный водный кризис, при этом большинство рек, снабжающих Пакистан, берут начало в Индии, что еще более усложняет проблему. Стремительно растущее население, чрезмерная эксплуатация водных ресурсов в провинции Панджаб (Пакистан), ортодоксальные методы ведения сельского хозяйства, зависимость от водоемких культур и плохое планирование со стороны правительства привели к тому, что ситуация зашла в тупик. Существует большая вероятность того, что вода может стать причиной очередной войны между Индией и Пакистаном. Опубликованная сокращенная версия «национальной политики» не дает четкого ответа на вопрос, как может быть решена эта проблема, хотя, согласно анонсам, этому вопросу уделено внимание в полной версии документа.

Экономическая ситуация в Пакистане резко ухудшилась за последние несколько лет. Внешний долг вырос до 120% ВВП, бюджет сталкивается с рекордно высоким дефицитом, инфляция достигла двухзначных величин. Значительная часть экономики страны контролируется синдикатом политиков, бизнесменов и генералов местной армии. В то время как новая «Политика» говорит об экономической безопасности и необходимости сделать страну богатой, не понятны реальные пути и способы осуществления этого плана.

Терроризм

В то время, когда Пакистан продолжает находиться в «сером списке» Глобальной целевой группы по финансовым мероприятиям (ФАТФ), «национальная политика» перечисляет несколько приоритетных направлений «для дальнейшего улучшения внутренней безопасности». Они включают в себя «укрепление полицейских сил и связанных с ними контртеррористических ведомств, проведение операций на основе разведывательных данных против всех террористических групп, предотвращение любого финансирования терроризма..» и пр.

Подчеркивая, что «экстремизм и радикализация» по признаку этнической принадлежности или религии «представляют собой вызов обществу», составители документа пишут, что «эксплуатация и манипулирование этническими, религиозными и сектантскими признаками посредством насильственных экстремистских идеологий» недопустимы. Тем не менее, ведущие террористические группировки мира, такие как «Аль-Каида»1, «Исламское государство»1 и «Талибан»1 (все три запрещены в России), зародились именно в Пакистане и имеют глубокие связи с Межведомственной разведкой страны. После победы талибов в Афганистане Пакистан стал свидетелем резкого роста числа террористических атак на своей территории. Мирные переговоры с «Техрие-е Талибан Пакистан» (запрещена в РФ), которая стоит за наиболее кровавыми терактами внутри страны за последние 20 лет, закончились неудачей. Другая радикальная группировка, «Техрик-е Лаббаик Пакистан», добилась от правительства амнистии боевиков и легализации своей деятельности вплоть до разрешения участвовать в выборах. Внутренний терроризм и вероятный приход к власти исламских радикалов – пожалуй, главный вызов безопасности Пакистана и вместе с ним всего мира.

Индийский океан

Индо-Тихоокеанский регион в последнее время оказался в центре геополитического внимания всего мира. Не остались в стороне и авторы «Национальной политики безопасности Пакистана». Они пишут о том, что Индийский океан быстро становится полем для споров, и самопровозглашенная роль любой страны в качестве так называемого поставщика безопасности в более широком Индо-Тихоокеанском регионе негативно скажется на безопасности и экономических интересах этой части планеты.

«Пакистан должен уделить внимание решению возникающих проблем. Защита «Особой экономической зоны», обеспечение свободы судоходства и защита от пиратства останутся критически важными», — подчеркивается в документе.

Любой ценой

Авторы первой в истории страны «Политики национальной безопасности» пишут о необходимости «сдерживать войну с помощью всех элементов национальной власти, осуществляя при этом право на самооборону, если конфликт будет навязан. Купировать любую агрессию путем поддержания экономически эффективных вооруженных сил и сохранения полного спектра средств в рамках минимального ядерного сдерживания, не ввязываясь в гонку вооружений».

Явно указывая на Индию, пакистанские аналитики утверждают, что «в связи с регрессивной и опасной идеологией, охватившей коллективное сознание ближайших соседей, перспективы столкновений серьезно возросли. Нельзя исключать возможность применения силы противником в качестве преднамеренного политического выбора».

С тех пор как Пакистан отделился от Индии, большую часть времени страной управляли армейские генералы. Технически именно военные держат ключ к власти и контролируют экономику. Почти все крупные предприятия государственного сектора, правительственные проекты и другие организации возглавляются офицерами пакистанской армии. «Фонд Фауджи» и его ассоциированные компании, управляемые отставными генералами, вносят более 40% в ВВП государства. Неслучайно, что идею национальной безопасности правительство Имрана Хана пытается сейчас использовать как объединяющую концепцию для развития страны, связывая с ней и экономику и социальные проблемы. 

Отношения с Индией по-прежнему занимают ключевое место в пакистанской политике и служат определяющим вектором для решений в других областях. Самоосознание Пакистана как более слабого партнера в этой паре и преодоление национальным созданием травмы пост-колониального разделения потребует значительного количества времени и, скорее всего, не произойдет органически, а только в ходе военных конфликтов с Нью-Дели. И новая «Национальная политика безопасности» отражает этот факт.


Данная статья является исключительно мнением автора и может не совпадать с позицией редакции.

1 Организация запрещена на территории РФ.

back to top