Ярослав Лисоволик

Об авторе

Ярослав Лисоволик, Россия

Программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай».

С 2001 по 2004 год работал в Вашингтоне в Международном валютном фонде советником исполнительного директора от Российской Федерации. В 2004 году пришёл в Дойче Банк в качестве главного экономиста, став в 2009 году руководителем аналитического департамента в России, а затем, в 2011 году, членом правления Дойче Банка в России. В 2015–2018 годах являлся главным экономистом и впоследствии управляющим директором по аналитической работе и членом правления Евразийского банка развития. С 2018 года занимает должность главы аналитического управления департамента глобальных рынков Сбербанка (Sberbank Investment Research).

Кроме того, является членом Совета по внешней и оборонной политике (СВОП), Бреттон-Вудского комитета и Российского совета по международным делам (РСМД). Член Международного консультативного совета Национальной академии зеленого развития «Пояса и пути» (Китай). Старший член Консультативного совета Центра по китайско-российскому стратегическому взаимодействию CITIC-фонда по изучению реформ и развития. Член Комитета финансовой стабильности Банка России. Является автором нескольких книг по проблемам присоединения России к ВТО и интеграции России в мировую экономику, а также многочисленных статей по экономическим и политическим вопросам.

Драйверы роста Глобального Юга

Общая платформа для экономического сотрудничества по всему Глобальному Югу откроет для мировой экономики возможность снизить глобальные дисбалансы за счёт создания режима сотрудничества в форме «нет ядра – нет периферии», пишет Ярослав Лисоволик, программный директор Валдайского клуба.

Пандемия коронавируса заметно повлияла на расхождение в показателях роста мировой экономики, а Китай пережил кризис намного лучше, чем большинство развитых стран. Новые прогнозы роста, опубликованные МВФ в июле 2021 года, предполагают, что в развивающихся странах ожидается рост ВВП более чем на 6 процентов в 2021 году и на 5,2 процента в 2022 году, и всё это после сокращения примерно на 2 процента в 2020 году. Сокращение ВВП стран с развитой экономикой составило 4,6 процента в 2020 году, за ним последует рост на 5,6 и 4,4 процента в 2021 и 2022 годах соответственно. Показатели Китая особенно впечатляют по сравнению со средними мировыми показателями: за ростом на 2,3 процента в 2020 году должен последовать рост на 8,1 процента в 2021 году. Тем не менее ключевой вопрос, касающийся траектории роста развивающихся стран, остаётся открытым: смогут ли развивающиеся страны создать платформы формата «Юг – Юг» для открытия рынков и стимулирования взаимной торговли и инвестиций?

Общая платформа для экономического сотрудничества по всему Глобальному Югу откроет для мировой экономики возможность снизить глобальные дисбалансы за счёт создания режима сотрудничества в форме «нет ядра – нет периферии». Это могло бы помочь закрыть пробелы и слепые зоны в масштабах региональной экономической интеграции в развивающемся мире, особенно среди наименее развитых стран, не имеющих выхода к морю.

В более общем плане такая платформа могла бы служить лабораторией «открытого регионализма» и новых путей экономической интеграции, которые вполне соответствуют целям устойчивого развития ООН.

Ещё одним важным преимуществом создания общей экономической платформы Юг – Юг является активизация торговли и инвестиций Юг – Юг, что, в свою очередь, должно снизить зависимость развивающихся стран от официальной помощи в целях развития (ОПР) и других каналов финансовой поддержки из стран с развитой экономикой. Возможности для либерализации торговли Юг – Юг, а также снижения барьеров для инвестиций весьма значительны, и действительно, широкая платформа Юг – Юг может служить основой для недискриминационного равного игрового поля. Также появятся большие возможности для создания региональных и трансрегиональных производственных цепочек поставщиков из развивающихся стран.

Во всех секторах основные пути модернизации для развивающихся стран связаны с большей экономической интеграцией, развитием человеческого капитала и цифровизацией. Для всех ведущих развивающихся стран существуют огромные возможности для более высоких темпов роста за счёт сокращения межрегионального неравенства (экономики стран БРИКС демонстрируют одни из самых высоких уровней межрегионального неравенства в мире), стимулирования жилищного строительства, а также услуг и потребительских секторов экономики в более широком плане.

Другим движущим фактором ускорения роста в развивающихся странах может быть перенаправление их инвестиционных потоков из стран с развитой экономикой в сторону инвестирования в Глобальный Юг. По сути, такой ход событий приведёт к потере действенности многолетнего парадокса Лукаса, когда капитал перетекает из развивающихся стран в богатые страны с развитой экономикой. Это может оказаться особенно важным с учётом роста резервов, накопленных развивающимися странами на фоне высоких цен на сырьевые товары.

В экономических рамках Глобального Юга налицо два ключевых драйвера глобального роста, а именно – Китай и Индия, которые в состоянии дать значительно более мощные импульсы роста развивающемуся миру, если они будут поддерживать более тесные экономические связи. В некотором смысле можно провести параллели между значимостью экономического сотрудничества по оси Китай – Индия и трансатлантического сотрудничества между США и ЕС. Это трансатлантическое партнёрство служит основой роста и инноваций в странах с развитой экономикой не первое десятилетие. В этом отношении более тесное экономическое партнёрство между Индией и Китаем в значительной степени способствовало бы развитию евразийской связности, росту экономики региональных партнёров Китая и Индии, расширению возможностей для совместных инновационных проектов и запуску платформ Юг – Юг в финансовой области.

Для России Глобальный Юг – это быстрорастущий рынок, лишённый ограничений, с которыми она сталкивается в западных экономиках.

Российские компании только начинают сознавать возможности, которые предлагает Глобальный Юг с точки зрения доступа к рынкам и роста спроса. Одной из наиболее продвинутых компаний в этой области является Softline, российская ИТ-компания, нацеленная на дальнейшее расширение на рынках БРИКС +. Ранее в этом году компания приобрела 95 процентов индийской ИТ-компании Embee Software, а в 2016 году – бразильскую ИТ-компанию CompuSoftwareSoftline также участвует в деловых встречах, сопровождающих саммиты БРИКС, и уже открыла представительства в Бразилии и Индии.

Всё больше российских компаний, а также корпораций из других стран БРИКС, вероятно, будут уделять внимание развивающимся рынкам в ближайшие годы, что послужит укреплению на микроуровне основ интеграционных платформ на Глобальном Юге.