Концепция Азиатского Средиземноморья может способствовать процветанию Большой Евразии

Концепция Азиатского Средиземноморья имеет большую практическую ценность и даёт больше возможностей для воображения. Она не только отвечает на текущие опасения, но и предлагает пространство, способное соединить обширный Азиатско-Тихоокеанский регион с пространством Евразии, а богатый потенциал России – с насущными потребностями Азиатско-Тихоокеанского региона, пишет Фэн Шаолэй, декан и профессор Школы международных и региональных исследований Восточно-Китайского педагогического университета.

В последнее время мы, китайские эксперты, сосредоточились на обсуждении одного вопроса: менее чем через два месяца Пекин будет приветствовать президента Путина, который планирует приехать на церемонию открытия зимних Олимпийских игр 2022 года. Это говорит о многом.

С одной стороны, это свидетельствует о том, что и Китай, и Россия полны решимости сотрудничать с другими странами в продвижении мирных Олимпийских игр независимо от каких-либо идеологических противоречий или конфликтов. Глобальная пандемия препятствует общению между старыми друзьями, и нужно что-то делать, чтобы изменить ситуацию. С другой стороны, в условиях быстро меняющейся международной конъюнктуры лидерам Китая и России настоятельно необходимо проанализировать развитие двусторонних отношений и принять всесторонние меры в среднесрочной и долгосрочной перспективе, чтобы противостоять вызовам в будущем. Поэтому визит президента Путина станет очень важной вехой для обеих стран.

В 2014 году, когда Россия столкнулась с западным бойкотом, председатель Си Цзиньпин, несмотря ни на что, присутствовал на церемонии открытия зимних Олимпийских игр в Сочи, что значительно усилило дружеские отношения между элитами двух стран. Аналогичным образом, после того как председатель Си выдвинул инициативу «Пояс и путь» в сентябре 2013 года, президент Путин выразил решительную поддержку намного раньше российских учёных и политиков, которые в то время всё ещё находились в процессе её изучения. Именно личное общение между главами двух стран во время Олимпийских игр в Сочи положило начало двустороннему и многостороннему прагматическому сотрудничеству, которое привело к координации Евразийского экономического союза и Большого евразийского партнёрства с инициативой «Пояс и путь». Это ознаменовало начало долгого марафона. Без сомнения, впереди новый исторический период не только для Китая и России, двух гигантских сотрудничающих соседей, но и для других азиатских стран.

Почему? Потому что китайско-российское сотрудничество имеет решающее значение не только для самих этих стран, но и может открыть новые перспективы для Азии в целом.

Более двух десятилетий назад один мой французский коллега выдвинул идею о том, что Азиатско-Западнотихоокеанский регион, простирающийся с севера на юг, очень похож на европейское Средиземноморье. Экономика здесь процветает, и этот регион вполне способен стать колыбелью новой формы цивилизации. Позже он написал книгу под названием «Азиатское Средиземноморье» (The Asian Mediterranean), которая была переведена на китайский язык и привлекла к себе большое внимание. Сейчас китайские учёные начинают изучать реализацию его концепции. В настоящее время существует идея воспользоваться ВРЭП для продвижения экономического сотрудничества в Азиатском Средиземноморье, а затем использовать маршрут, начинающийся от Арктики, для соединения России, Японии и Южной Кореи, стран АСЕАН и других стран, включая Китай, через Японское, Жёлтое, Восточно-Китайское, Южно-Китайское моря и Малаккский пролив. Цель состоит в том, чтобы активизировать многостороннее и диверсифицированное экономическое сотрудничество в Западной части Тихого океана от севера до юга при возможном участии Европы, США и Японии.

На мой взгляд, во-первых, сосредоточение внимания азиатских стран на решении вопроса о региональном экономическом сотрудничестве могло бы, с одной стороны, предоставить России больше возможностей для участия в Азиатско-Тихоокеанском экономическом сотрудничестве, а с другой – помочь Азиатско-Тихоокеанскому региону в решении проблем, связанных с пространством, землёй, сельхозпродукцией и пресной водой. Следовательно, это очень важная концепция. Во-вторых, с неизбежным вступлением в силу Соглашения о ВРЭП в начале следующего года и появлением в Азии крупнейшей в мире зоны свободной торговли концепция Азиатского Средиземноморья станет важнейшим фактором установления более тесных связей между Азиатско-Тихоокеанским регионом и основной частью Евразии. В-третьих, она также способна помочь избежать зарождающейся чрезмерной конкуренции в военной сфере.

Нельзя допустить, чтобы Азия превратилась в зону, подобную Европе, с опасными и постоянно усиливающимися геополитическими конфликтами.

Можно попробовать взглянуть на перспективы сотрудничества Китая, России и других азиатских стран с точки зрения будущего. Недавно Международное энергетическое агентство сделало прогноз, что Китай, который в настоящее время является крупнейшим потребителем российских энергоносителей, значительно снизит спрос на российские энергоносители через десять лет, то есть примерно к 2030 году, из-за своих обязательств по сокращению выбросов и резкого роста производства электромобилей. Между тем мы знаем, что Россия продвигает глубокие преобразования в своей экономической структуре. Не исключено, что в следующем десятилетии мы станем свидетелями значительного снижения зависимости российской экономики от энергетического экспорта, что позволит России перейти к более сбалансированной экономической структуре, состоящей из различных секторов и поддерживаемой новыми отраслями экономического развития.

 

По поводу будущих изменений, о которых говорилось выше, всё ещё ведётся много споров. Один из ключевых вопросов – как скоро покинет нас энергетическая экономика. Более двух десятилетий назад один экономист, который также был высокопоставленным чиновником в администрации Ельцина, сказал мне, что нам нужно быть очень осторожными в прогнозировании перспектив энергетической экономики, потому что на развитие энергетики влияет слишком много неопределённостей. Кто знает, когда закончится пандемия? Кто в состоянии уверенно утверждать, что цены на энергоносители не вернутся к высоким уровням? Другой важный вопрос заключается в том, как мы можем с помощью транснационального, межрегионального и межотраслевого сотрудничества добиться наиболее практичного и дальновидного восстановления и строительства производственных цепочек и цепочек поставок, нарушенных в результате как пандемии, так и антропогенного воздействия. Нельзя закрывать глаза на обширные возможности, которые открывает новый судоходный путь из-за потепления в северной части океана. Кроме того, нельзя игнорировать то, как экономика Азиатско-Тихоокеанского региона, которая должна взлететь после пандемии, повлияет на дальнейшую трансформацию глобальной политэкономии.

На мой взгляд, концепция Азиатского Средиземноморья имеет большую практическую ценность и даёт больше возможностей для воображения. Она не только отвечает на текущие опасения, но и предлагает пространство, способное соединить обширный Азиатско-Тихоокеанский регион с пространством Евразии, а богатый потенциал России – с насущными потребностями Азиатско-Тихоокеанского региона в настоящем и будущем.

back to top