Мысли с Востока

Об авторе

Максим ШАШЕНКОВ

DPhil (Оксфорд), управляющий директор VPE Capital.

Мысли с Востока

XXI век – век перелома, который закончит три столетия очевидного лидерства Запада. Мир возвращается на круги своя, где Китай, Индия и другие гиганты Востока создают и потребляют больший кусок мирового пирога.

Как инвестиционный банкир недавно я занялся новым бизнесом, private equity, в ОАЭ и странах Персидского залива. Направления наших инвестиций всё те же – Россия, Казахстан и бывший СССР. Аудитория несколько иная, чем та, с которой я проработал много лет. Западные институциональные и частные инвесторы по-прежнему важны, но акцент мы делаем на суверенные арабские фонды стран Персидского Залива, на крупных игроках Азии, Сингапура, Индии и так далее.

Причина в том, что, на наш взгляд, мир сильно трансформировался с 1990-х и 2000-х годов, и наш инвестиционный бизнес тоже вынужден менять акценты. Запад поглядывает на Россию с опаской, сильно дисконтирует русский риск, порой в основном в силу геополитических, макроэкономических и «ценностных» соображений.

На Востоке же подход к России гораздо менее политизирован, и, как результат, именно тут появляются новые возможности. Я – арабист по первому образованию (выпускник ИСАА МГУ) и довольно быстро сориентировался в регионе. Восток, как известно, дело тонкое, но всё в мире, и особенно здесь, так быстро меняется, что восточные нюансы заиграли вдруг новыми красками и возможностями.

В разные годы и в разных финансовых институтах я руководил подразделениями по работе с инвесторами в Лондоне, Москве, Нью Йорке и Женеве, так что есть опыт и знания, чтобы видеть тренды в динамике и перспективе уже с трёх ракурсов – Россия, Запад и Ближний Восток. Это редкая комбинация, и я решил поделиться рядом соображений. С Востока, так сказать, не понаслышке….

Русский риск

Запад варится в своём информационном поле и понимании реальности. Под русским риском там подразумевается прежде всего «авторитаризм режима», реваншизм, агрессивность, коррупция и антизападность Кремля. На Западе считают, что Россию ждёт экономическая и политическая стагнация, постпутинский кризис транзита власти и конфликты по границам. Надежда – смена режима и приход нового поколения. То есть пока (как минимум несколько лет, а то и десятилетие), в России особо «нечего ловить». Играть можно лишь в нишевых областях и темах, и то крайне аккуратно. Риски зашкаливают.

Восток тоже не идеализирует ситуацию в России, но видит всё в целом иначе. Нет зацикленности на авторитаризме и реваншизме «режима» и ожидании doom and gloom. Критерии и ракурс оценок очень отличаются.

Сам Восток, который в последние несколько столетий сильно отставал от Запада, занят в основном развитием, выживанием, собственной стабильностью, обогащением, улучшением условий жизни, техническим прогрессом, уровнем жизни. Речь, здесь, конечно, о более успешной части Большого Востока.

Эмираты, Сингапур, Китай и многие другие показывают пример мощной модернизации, прорыва и создания собственных моделей успеха при очень разных политических надстройках. Установка на то, что западная модель политического устройства и социально-экономический успех – это две стороны одной медали и второе невозможно без первого, тут явно опровергается. Как минимум пока – «недемократический» капитализм прижился на Востоке и процветает.

Авторитарный Китай за последние десятилетие мощно обогнал демократическую Индию и по уровню жизни, и по экономической мощи. Традиционные Эмираты по уровню комфорта, безопасности, глобализации и мирному сожительству десятков разных религий и этносов опередили многие страны Запада. Многие западные аксиомы не срабатывают на Востоке.

Мир для восточных элит – мир центров силы. Правильное позиционирование – это поддержание сбалансированных и выгодных отношений с разными центрами силы с учетом прежде всего собственных интересов. То есть главное здесь – интересы, а не ценности и особенности политического устройства разных народов и цивилизаций.

Отсюда и подход к России, Китаю и другим крупным игрокам. Это просто центры силы, отличные от Запада, своеобразные цивилизации, каждая из которых, как и арабский Восток, живут по своим правилам, традициям и установкам. Ну и пусть живут.

Вообще, находясь на Востоке, особенно ясно понимаешь, что экспортом идеологии и своей цивилизаций занят лишь Запад. Остальные цивилизационные комплексы более толерантны к политическим особенностям соседей и слишком прагматичны, чтобы навязывать свои ценности всему остальному миру.

Ценности и/или интересы

Восток интуитивно чувствует глубинную дихотомию Запада – диссонанс между «ценностями» и «интересами». В западных СМИ, политике, пропаганде акцент сделан на ценностях, но порой под ними легко прочитываются серьёзные экономические, финансовые и геополитические интересы. И интересы эти совсем не всегда совпадают с интересами других народов, стран и цивилизаций.

Где у Запада кончаются ценности и начинаются интересы, порой трудно различить даже самим западным элитам… Отсюда – глубокое убеждение на Востоке в двуличии и лицемерии Запада, отсюда и прохладное отношение к идеям борьбы «демократического добра» с «авторитарным злом». Многие видят в этом ни что иное, как попытку любой ценой сохранить статус-кво, основанный на глобальном доминировании Запада.

Самоедство и упрощение

С Востока особенно ясно видны две острейшие проблемы современной Западной цивилизации: самоедство и стремление к примитивному упрощению в миропонимании и пропаганде.

Самоедство особенно наглядно проявилось в США, но неизбежно охватит и Европу. Суть его – растущее осознание того, что современное благосостояние и опережение Востока обусловлено не только преимуществом демократии и либерального капитализма и столетиями эксплуатации Западом колоний в чёрной Африке и в Азии. Отсюда и расцвет Black Life Matter, и снос памятников, и пересмотр истории. Всё это было бы невозможным, если бы большая часть западного общества, особенно часть её интеллектуальной и политической элиты, не созрела для внутреннего приятия этих трендов и явлений.

Самоедство – суть силы и одновременно слабости современного Запада. Сила заключена в способности признать и попытаться частично исправить грехи прошлого. Слабость же в том, что этими, в общем-то, правильными и благородными позывами западные элиты сами открывают ящик Пандоры, что способно усугубить и обострить внутренний раскол элит и общества и осложнить отношения с бывшими колониями в Африке и Азии.

Согласитесь, ведь на повестке неизбежно возникнет вопрос: если чёрному населению США полагаются определённые политические и социальные льготы (компенсация за прошлое рабство и эксплуатацию), то почему арабы, индусы, пакистанцы и прочие, живущие теперь, скажем, во Франции или в Британии, не могут в недалёком будущем потребовать чего-то подобного в Европе? Где грань? Они тоже были «ограблены» в прошлом. А далее – целые народы бывших колоний могут начать требовать справедливой компенсации за колониализм. Всё это уже маячит на горизонте. И так и будет, если американцы не справятся с самоедством, если они реально пойдут по пути пересмотра истории, сноса памятников, смены акцентов в образовании. Это может стать неизбежным по мере смены этнического состава населения США.

Данный вектор развития, на мой взгляд, – серьёзнейший вызов «старушке Европе». Европа не готова ни по историческим, ни по внутренним причинам к подобной смене парадигмы американского лидерства в «свободном мире». В Европе совсем иной генезис общества и государства. Восток же уважает силу и воспримет подобное самоедство западной цивилизации просто как слабость, при всём благородстве позывов части американских элит.

Самоедство также отражает и внутренний кризис западной либеральной модели в условиях новой глобализации и распространении разных «моделей успеха». Восток, доминировавший и в экономике, и по уровню жизни на протяжении большей части мировой истории (фактически до XVIII века), всё отчетливее чувствует смену вектора.

XXI век – век перелома, который закончит три столетия очевидного лидерства Запада. Мир возвращается на круги своя, где Китай, Индия и другие гиганты Востока создают и потребляют больший кусок мирового пирога.

Второй аспект кризиса современного Запада – наивное упрощение идеологических и мировоззренческих установок как для внутреннего, так и для внешнего пользования. Это реально удивляет. Я не люблю враждебной агрессивности российской пропаганды, но рассказы российских пропагандистов о том, что качество американских элит падает и Америка «тупеет», не так далеки от истины. Хотя слово «тупеет», конечно, не уместно. Главная ошибка российской пропаганды – тон! Он губит порой неглупые идеи и рациональные зерна своей оголтелой враждебностью к Западу.

Представлять главную интригу современного мира как борьбу «демократий» и «авторитаризма» – очень наивно. Это всё равно, что продолжать показывать чёрно-белые фильмы в эпоху цветного цифрового телевидения, спецэффектов и компьютерной графики.

Современный мир с его полифоничностью, распространением разных моделей успеха, гибридных авторитарно-демократических систем (как, например, в Турции, которая – часть Азии) настолько сложен для заталкивания в прокрустово ложе американской идеологии и пропаганды, что диву даёшься, откуда этот нарастающий на Западе примитивизм миропонимания.

Любопытен, конечно, недавний доклад разведывательного сообщества США. Ничто так не показывает кризис жанра, как этот анализ. Он очевидно – «мимо сюжета», и это при том, что писали его умнейшие люди. Это, действительно, квинтэссенция упрощения и неспособности понять, как собственные проблемы и внешняя динамика вкупе рождают качественно иные вызовы западному цивилизационному комплексу. Об этом в докладе ни слова.

Ну, а что Восток? А Восток безмолвствует. Отсюда картина видится иной. Понятно, что авторитаризмом тут особо никого не удивишь. Попытки видеть главную интригу развития мировой цивилизации как конфликт «демократии» и «авторитаризма» воспринимается здесь с молчаливой ухмылкой. Обычно это даже не обсуждается, так как очевидно, что подавляющее большинство элит просто не разделяет подобных воззрений. Причём не только на арабском Востоке, а на Востоке вообще. Здесь такое миропонимание считается неадекватным, непрактичным, нереалистичным и чересчур идеологичным. А Восток – это большинство человечества. Навязать им западную картину мира невозможно. Это – mission impossible.

Недемократическая глобализация

Нигде так не ощущается глобализация мира, как в Дубае. Даже удивительно. Здесь в реальной гармонии сосуществуют индусы и пакистанцы, арабы и евреи (после нормализации отношений появилось множество израильтян – как туристов, так бизнесменов), европейцы и азиаты, мусульмане, христиане и буддисты, индуисты и иудеи. Все живут мирно, спокойно, при минимальном уровне преступности. Даже в «плавильных котлах» Европы и США не чувствуется такой атмосферы мирной Вавилонской башни, гармоничного сосуществования очень различных культур и религий.

Может быть, это и есть одна из правильных моделей глобализации? Она обеспечивает равенство всех перед законом, порядок и ощущение, что мы здесь все для того, чтобы работать, зарабатывать и неплохо жить. Есть негласные правила для всех – и их никто не нарушает. Не согласен – езжай к себе, никто не держит.

Правда, политического представительства большинства нет, так как оно состоит из некоренного населения, не имеющего гражданства. Но я подумал: может быть, это не так уж и плохо: представьте себе парламент, в котором индийская фракция с пеной у рта рубится с пакистанской, а русская – с балтийской или украинской. Так может, и не стоит?

Демократия – не панацея. На Востоке точно. Всему своё время, свой исторический путь и свои модели.

Источник: «РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ»

back to top