Новый регионализм в Центральной Азии

Автор: Улугбек Хасанов. Профессор Университета мировой экономики и дипломатии МИД Республики Узбекистан.

 

Создание нового политического климата в регионе свидетельствует о том, что процесс формирования более тесных региональных взаимосвязей, сближения народов и стран Центральной Азии стал объективной реальностью, а открытость в отношениях ближайших соседей способствует поддержанию здоровой и дружественной атмосферы, закладывает основы устойчивого развития всего региона и встречает поддержку во многих странах мира, пишет Улугбек Хасанов, профессор Университета мировой экономики и дипломатии МИД Республики Узбекистан.

В современном мире многие страны в условиях девальвации стабилизирующих механизмов международной системы стремятся проводить прагматичную политику исходя прежде всего из собственных интересов. Актуальными сегодня становятся вопросы реалистичного и объективного восприятия таких интересов, соотнесения их с историей, географией, экономической целесообразностью и действительностью.

Первейшим условием проведения успешной внешней и внутренней политики является конструктивное понимание своего места в мире и в регионе, что позволяет прагматично формулировать и реализовывать цели национального развития. В последние годы в республике была инициирована новая внешнеполитическая стратегия, в которой ключевой задачей определено создание в Центральной Азии атмосферы доверия, добрососедства и сотрудничества. Как воплощение этого подхода происходит формирование новой геополитической реальности. Укрепление сотрудничества и повышение политического доверия между странами Центральной Азии превращают её в более независимый, предсказуемый и устойчивый регион.

Быстро меняющаяся ситуация в регионе и в мире в целом вносит свои коррективы в повестку регионального и национального развития. При всём многообразии государств в Центрально-Азиатском регионе основные и исторически сложившиеся принципы их государственной самобытности базируются на балансе секуляризма и духовности. Государство в светской форме уравновешивается духовным началом. Это показывает определённую последовательность, преемственность в принципах государственного строительства в регионе, что очень важно для поддержания конструктивного баланса между этатистскими, светскими и традиционными ценностями. Необходимо понимать, что страны Центральной Азии смогли мобилизовать внутренние ресурсы для противостояния различным проявлениям экстремизма и сепаратизма, несмотря на бытующее мнение в экспертном сообществе о расположении региона на так называемой геостратегической линии разлома.

Государства Центральной Азии объединяют общие задачи переходного периода, заключающиеся в реформировании политических и экономических структур.

Центрально-Азиатский регион характеризуется тем, что в условиях кризиса национальных государств в других регионах мира здесь продолжается строительство государственности и укрепление суверенитета. По мнению ведущих зарубежных экспертов, государственное и общественное строительство в Центральной Азии имеет свои специфические особенности, которые следует рассмотреть более внимательно.

Становление совершенно новой системы взаимоотношений в Централь­ной Азии, по сути, ведёт к трансформации национальных интересов государств региона. Их практическая адаптация к новым реалиям и возможная консолидация подходов достижимы только на основе коллективных действий двух и более го­сударств при совместной координации действий. Именно благодаря новому качеству двусто­ронних отношений Узбекистана с Казахстаном, Туркменией, Киргизией, Таджикистаном в регионе начинает фор­мироваться тесное региональное взаимодействие.

Принципы взаимного уважения и прагматизма между государствами Центральной Азии, превалирующие в последние годы в их отношениях, содействуют поиску конструктивных подходов к разрешению возникающих сложностей. Морально-этическая категория добрососедских отношений в регионе значительно выше и исторически более глубоко отражает уровень отношений между этими странами и народами, нежели академический термин «обеспечение доверия» (trust-building), популярный на Западе.

В качестве базовых составляющих роста в Центральной Азии усиливаются принципиально новые тенденции регионального развития. Новая обстановка позволила значительно активизировать торгово-экономические связи между странами Центральной Азии. Так, по итогам 2017 года товарооборот Узбекистана со странами региона увеличился на 20% и превысил три миллиарда долларов США. Как отметил глава Узбекистана на состоявшемся в Астане саммите глав государств Центральной Азии, в ближайшие годы объём взаимной торговли достигнет пяти миллиардов долларов США.

Новый регионализм в Центральной Азии

Как следует из данных ежегодного доклада Государственного комитета Республики Узбекистан по статистике «Социально-экономическое положение Республики Узбекистан» за 2020 год, по сравнению с 2018–2019 годами основными нашими партнёрами по экспорту товаров и услуг во внешнеторговом обороте в январе – декабре 2020 года явились такие страны, как КНР (12,8 % от общего объёма экспорта), Российская Федерация (9,7 %), Турция (6,7 %), Казахстан (6,0 %), Афганистан (5,1 %), Киргизия (5,0 %) и Таджикистан (2,7 %). Их доля в общем объёме экспорта достигла 48 процентов. Эти цифры свидетельствуют об интенсивности экспортно-импортной деятельности республики со странами региона, где одна из ключевых позиций отведена Российской Федерации.

И это неудивительно. Россия традиционно играет важнейшую роль в торгово-экономических и инвестиционных проектах стран Центральной Азии. Центральноазиатские государства и Россия активно взаимодействуют в процессе сопряжение транзитных систем по направлениям Восток – Запад и Север – Юг. Железные дороги и автомагистрали, пролегающие через Центральную Азию и Россию, являются важнейшей частью международных транспортных коридоров. В частности, страны Центральной Азии играют всё более важную роль в транзите грузов по направлению Север – Юг, что существенно укрепляет взаимодействие в торгово-экономической сфере между всеми причастными странами. Товарооборот между странами Центральной Азии и России за последние четыре года увеличился на пять миллиардов долларов, составив более 28 миллиардов долларов в 2020 году. В регионе работают более 17 тысяч предприятий с российским капиталом. Только в Узбекистане за последние пять лет их количество выросло более чем в семь раз (с 312 до 2260). Накопленные российские инвестиции в Центральной Азии составляют более 20 миллиардов долларов. Всё это говорит о том, что в настоящее время центральноазиатский рынок становится ещё привлекательнее для российской стороны.

В период с сентября 2016 года по июль 2021 года по итогам договорённостей между главами соседних стран в ходе двусторонних рабочих встреч и бесед, проведённых в рамках международных организаций, переговоры по делимитации и демаркации государственных гра­ниц региона приняли интенсив­ный характер и стали непрерывными. Достигнуты компромиссы в определении линии границ, включая сложные и довольно спорные их участки. Сегодня Узбекистаном совместно с Казахстаном налажен выпуск автомобилей и сельхозтехники, а также текстильной, медицинской и агропродукции. С Таджикистаном реализованы проекты по производству бытовой техники и стройматериалов.

В целях финансовой поддержки совместных проектов Узбекистаном и Таджикистаном, а также Узбекистаном и Киргизией созданы инвестиционные фонды. В этом ключе стоит рассмотреть возможности налаживания сотрудничества между Узбекско-Кыргызским инвестиционным фондом и Российско-Кыргызским фондом развития в целях реализации проектов в горнодобывающей, металлургической сферах, а также в текстильной промышленности, АПК и других отраслях. Немаловажными становятся совместные узбекско-киргизские соглашения о взаимной поставке электроэнергии мощностью 750 миллионов кВт/ч, а также соглашения с Таджикистаном о строительстве двух ГЭС мощностью 320 МВт на реке Зарафшан. Узбекистан выразил готовность принять участие в проектах строительства Камбаратинской и Рогунской ГЭС. При этом страны региона понимают необходимость поддержки перехода к «зелёной экономике» в условиях негативного воздействия глобального изменения климата. По мнению первого заместителя председателя Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан Содика Сафоева: «Это огромное общее достояние, это вклад всех стран. Мы можем смотреть с оптимизмом в будущее. Это главный и огромный позитивный результат внешней политики всех наших государств за последние годы. И наша общая задача – придать необратимый характер наметившимся тенденциям укрепления доверия между странами региона».

В то же время устойчивое будущее и развитие стран Центральной Азии напрямую зависит от полноформатного включения соседнего Афганистана в региональные экономические процессы. Определение общей региональной повестки невозможно без учёта афганского фактора. Одной из приоритетных задач признано всестороннее содействие интеграции нынешнего Афганистана в региональные экономические процессы.

Узбекистан играет активную роль в международных усилиях по укреплению мирного процесса в Афганистане. Основные подходы страны по данной проблематике были изложены руководителем Узбекистана на 76-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, а также в ходе целого ряда международных форумов и конференций. При определении перспектив устойчивого развития в Центральной Азии учитывается тот факт, что первоочередными в региональной повестке обозначены меры содействия социально-экономическому восстановлению и развитию Афганистана, являющегося неотъемлемой частью Центральной Азии. Государства Центральной Азии и Афганистан объединяют общая история, религия, культура и традиции, взаимные интересы в области обеспечения безопасности и развития торговли. Стабильный Афганистан может связать страны Центральной Азии с рынками Европы и Китая, открыв наикратчайший путь к портам Индийского океана и Персидского залива. Настало время отказаться от стандартных клише об Афганистане как об источнике региональных угроз и задуматься о нём как о пространстве стратегических возможностей, способных придать импульс развитию трансрегиональных связей в евразийском пространстве.

В нынешних условиях, сложившихся в регионе, руководство Узбекистана не раз подчёркивало необходимость прямого диалога с талибами  , проработки конкретных подходов, основанных на принципах мирного процесса как фактора единого прагматичного внутриафганского национального развития. Узбекистан, находящийся в стратегически важной точке мира и имеющий дружественные отношения со всеми странами региона, способен убедить лидеров других государств присоединиться к усилиям республики по поддержанию мира в регионе. В нынешних условиях Ташкент напрямую заинтересован в экономическом восстановлении Афганистана в рамках стратегии устойчивого развития и добрососедства в Центральной Азии. Глава внешнеполитического ведомства страны Абдулазиз Камилов заявил недавно: «Мы открыли границу с этой страной и возобновили поставки товаров первой необходимости – продуктов питания, нефтепродуктов и электроэнергии. Ташкент также выступает за размораживание афганских госактивов в зарубежных банках, призывает мировое сообщество продолжить реализацию в Афганистане социальных, экономических и инфраструктурных проектов». Последнее крайне необходимо для предотвращения гуманитарного кризиса, а также для стабилизации обстановки и постконф­ликтной реконструкции Афганистана. Как подчеркнул министр, «у Узбекистана нет какой-либо скрытой или двусмысленной повестки дня на афганском направлении». Именно такие вопросы легли в основу визита официальной делегации Узбеки­стана в Кабул и конструктивных переговоров с руководством и членами временного правительства Афганистана в начале октября нынешнего года.

С начала 2017 года объём товарооборота Узбекистана с Афганистаном вырос на 25%, составив около 600 миллионов долларов. В рамках ранее принятой Дорожной карты развития сотрудничества не прекращались ежегодные поставки минеральных удобрений, продукции и комплектующих сельхозтехники, сотен тысяч тонн различных сортов зерновых и других видов продовольствия южному соседу. На передний план выходят вопросы углубления геоэкономического потенциала и возможностей трансафганского коридора Термез – Мазари-Шариф – Кабул – Пешавар, автомобильной и железной дорог Китай – Киргизия – Узбекистан, создания Регионального центра развития транспортно-коммуникационных отношений при ООН, Регионального совета по транспортным коммуникациям, разработки совместных мер по созданию общего энергетического пространства, единого энергетического кольца в Центральной Азии.

Безусловно, слаженная и скоординированная деятельность стран Центральной Азии на международной арене не только существенно укрепит международную субъектность региона, но и позволит эффективно поддерживать и защищать его интересы. Характеризуя закономерность таких тенденций, превалирующих в регионе, Содик Сафоев замечает, что сегодня возникает «…необходимость создания правовой, а в перспективе и институциональной базы для взаимодействия, в том числе через исследовательские структуры. Главным фактором придания необратимого характера благоприятной среде в Центральной Азии является укрепление мер доверия. Это не связано с декларацией или общими призывами, важно сформулировать принципы, концептуальные основы придания глубины мерам доверия, которые включают не только государственные и негосударственные, но и бизнес-структуры».

Создание нового политического климата в регионе свидетельствует о том, что процесс формирования более тесных региональных взаимосвязей, сближения народов и стран Центральной Азии стал объективной реальностью, а открытость в отношениях ближайших соседей способствует поддержанию здоровой и дружественной атмосферы, закладывает основы устойчивого развития всего региона и встречает поддержку во многих странах мира.

back to top