Появится ли в Азии собственное НАТО?..
Об авторе<br>Анна Роговская

Об авторе
Анна Роговская

Дата рождения: 12 мая 1981 года.
Образование: закончила факультет социологии Санкт-Петербургского государственного университета
Дополнительное образование – спецкурс по разрешению межкультурных конфликтов, Университет Утрехта, Нидерланды.
Публицист, автор более 150 статей о современном политическом и экономическом положении Индии. Более 13 лет проживает и работает в Индии.
Руководитель направления сотрудничества с постсоветскими странами Индийской торгово-промышленной палаты импортеров.
Автор и владелец телеграмм-канала «Индия Сегодня».

Появится ли в Азии собственное НАТО?..

Авторский комментарий к статье «Quad isn’t a NATO-like group. But can push China to form a Himalayan Quad»

В статье «Quad isn’t a NATO-like group. But can push China to form a Himalayan Quad» аналитик Белорусского института стратегических исследований Ярмолинский Юрий поднимает вопрос о том, что «растущий разрыв в национальной мощи, длительное пограничное противостояние и другие сопутствующие факторы вполне могут подтолкнуть индийских стратегов к определенному пересмотру политики стратегической автономии и сделать США главным донором безопасности, как в случае с Австралией и Японией».
На мой взгляд, пока не все складывается так гладко в этом сближении Индии и США, которое, с одной стороны, принесет Нью-Дели выгоды, а с другой – немалые риски.

Недавнее происшествие в районе Лакшадвипских островов, когда американский военный корабль провел учения в индийских территориальных водах, не получив соответствующего разрешения от правительства Индии, напомнило о том, что Нью Дели и Вашингтон могут не совсем одинаково понимать, как должен выглядеть «основанный на правилах порядок», являющийся целью «Четверки».

Еще один важный охлаждающий момент в отношениях Индии и США – активное вмешательство правительства демократов во внутренние дела других государств. В то время как Дональд Трамп называл изменение особого статуса Кашмира и мусульманские погромы в Нью-Дели во время его визита «внутренним делом Индии», у Нарендры Моди не может быть уверенности, что администрация Джо Байдена с такой же готовностью будет откладывать в сторону тему нарушения прав человека, ухудшающегося положения религиозных меньшинств и многие другие тревожные сообщения международных агентств относительно реальной ситуации в Индии.

Индия хочет сохранить стратегическую автономию, продолжая получать поддержку США, с одной стороны, и пользуясь преимуществами хороших отношений с Россией – с другой. Совершенно очевидно, что в случае формирования «про-американского азиатского НАТО» и «при-китайского азиатского НАТО» Москва присоединится к последнему.

В то же время, немедленный разрыв индийско-российских отношений невозможен по многим причинам. Здесь и политические риски (Россия популярна в Индии и подобный демарш вызовет яростную атаку оппозиции на премьер-министра Нарендру Моди, что особенно нежелательно в преддверии национальных выборов в 2024 году). Имеет место также «ловушка прошлых решений» — согласно данным. Центра Стимсона за 2020 год, 86% вооружения индийской армии имеет «российские корни» и, следовательно, нуждается в российских запасных частях и техническом обслуживании.

Еще один важный вопрос, поднятый в статье Ярмолинского Юрия, — трансформация Четверки в НАТО. Он пишет: «Четверка может заложить основу для глобальной модели управления в пост-пандемическом мире, но вряд ли она станет формальным альянсом безопасности, подобным НАТО. Его эволюция будет определяться его способностью смешивать глобальные вызовы в интересах более широкого круга стран».
Схожую точку зрения сформулировал также министр иностранных дел Индии С. Джайшанкар, выступая на Raisina Dialogue в апреле 2021 года. Г-н Джайшанкар разъяснил , почему копирование структуры НАТО в Азии будет неприемлемо и нежелательно для Индии:
«Я не могу позволить другим людям иметь право вето на то, что я собираюсь обсуждать, с кем я собираюсь обсуждать, сколько я собираюсь внести в мир. Это мой национальный выбор. Такой менталитет НАТО никогда не был присущ Индии. Если он и был раньше в Азии, то, думаю, в других странах и регионах, а не в моем».

Понимание Джайшанкаром нового многостороннего мира как системы, требующей огромной гибкости и умения распределять свои интересы и конфликты «по этажам», сотрудничая в одной сфере, конкурируя в другой и, возможно, конфликтуя в третьей, было широко раскрыто в его книге «Индийский путь – стратегии для изменчивого мира». (S. Jaishankar, The India Way: Strategies for an Uncertain World). Конструкт, подобный НАТО, выглядит слишком жестким и ограниченным, чтобы вписаться в подобную философию.
Аналогичную позицию ранее обозначил главнокомандующий индийской армией генерал М.М. Нараване во время Индийского экономического конклава: «Это не будет военный союз. Безусловно, будет военное сотрудничество, как на двусторонней основе между странами «Четверки», так и в четырехстороннем формате… На самом деле предполагается, что «Четверка» — это четырехсторонний диалог по вопросам безопасности… Но при этом каждая страна все равно будет ориентироваться на свои собственные интересы».
Из всех стран «Четверки» именно Индия наименее заинтересована в создании системы коллективной безопасности, копирующей НАТО. Для этого есть ряд причин — Индия единственная из четырех стран, которая имеет сухопутную границу с Китаем и в случае развертывания военных действий понесет наибольшие потери; Нью Дели за всю историю своей независимости ни разу не начинал войну в качества агрессора; конфликт 2020 года в Ладакхе показал, что даже затяжное противостояние можно разрешить путем переговоров и Индии необходима свобода действий в этом вопросе.

Затронув возможную реакцию Китая на углубление сотрудничества внутри Четверки, автор отмечает, что «теоретически такая динамика может подтолкнуть Пекин к институционализации проекта «Гималайская четверка» с участием Китая, Непала, Пакистана и Афганистана в качестве противовеса «Четверке»».
Бросающееся отличие двух «Четверок», в случае появления предложенной белорусским аналитиком гипотетической «гималайской Четверки» — разница между положением стран, входящих в каждую из них.
В то время как Индия, США, Австралия и Япония являются относительно экономически независимыми друг от друга государствами, Непал (в меньшей степени) и Пакистан (в большей) находятся в глубокой ловушке «долговой дипломатии» Китая.

Экономика Афганистана, в котором последние 20 лет идет война, полностью разрушена и может быть восстановлена только через внешнее кредитование (при условии, что в стране будет восстановлен мир). Таким образом, Китай должен быть добровольным донором этого союза для реализации любых планов военной помощи со стороны «младших партнеров» — от производства оружия до подготовки террористов. По сути, Пекин уже выполняет эту роль и дополнительная институционализация ничего не прибавит к существующему положению вещей.

«Четверка» Индия-США-Австралия-Япония нужна, чтобы страны могли согласовывать свои действия и вырабатывать взаимно-приемлемые решения. В «Четверке» Китай-Непал-Пакистан-Афганистан решающее слово всегда будет оставаться за Китаем.

НАТО сформировалось в ответ на реалии двухполярного послевоенного мира середины XX века. Возникновение данного военно-политического блока характеризовалось уникальными политико-географическими факторами – Западная Европа, разоренная после войны, стремящаяся к миру и единая идеологически; СССР – страна-победитель, сосед по континенту и идеологический антагонист; США –географически удаленные, не пострадавшие от войны в такой степени, как Европа или Советский Союз.
Сегодняшний геополитический ландшафт разительно отличается от описанного выше. Наступающая эпоха будет не двух или трех, а многополярной и потребует новых стратегических решений.

Таким образом, чем скорее мы избавимся от желания измерять будущее мерками прошлого – тем легче нам будет адаптироваться к новому мировому порядку, который, скорее всего, в ближайшие десятилетия будет носить Азия-центричный характер.

back to top