«Россия заинтересована в росте влияния Индии как центра силы»

Назначенный посол РФ в республике Денис Алипов — о взаимодействии в Центральной Азии и нашем преимуществе в сфере ВТС

У России и Индии нет никаких геополитических разногласий, и Москва приветствует повышение роли Нью-Дели в делах Азиатского-Тихоокеанского региона и мира в целом. Такое мнение в интервью «Известиям» высказал вновь назначенный посол РФ в Индии Денис Алипов. Дипломат пояснил, почему, невзирая на серьезную конкуренцию за индийский рынок вооружений, Россия по-прежнему играет на нем главную роль. А также рассказал о том, как продвигается торгово-экономическое сотрудничество двух стран и какие сферы и проекты позволят его упрочить.

«Цель поставлена, никто ее не отменял»

 

— Россия и Индия развивают успешный политический диалог, но торгово-экономические отношения явно представляют собой слабое звено в двусторонних отношениях. Есть ли у нас какой-то задел, чтобы увеличить показатель двусторонней торговли до $30 млрд к 2025 году, как нацелились лидеры стран?

— Я хотел бы начать с того, что Индия занимает одно из центральных мест в приоритетах внешней политики России. Это большая страна, великая цивилизация, у нас установлено особо привилегированное стратегическое партнерство. Кстати, в апреле мы будем отмечать 75 лет установления дипотношений с этой страной. У нас налажено плотное сотрудничество с Индией во всех областях, и все направления активно развиваются. Но вы правы, что торгово-экономическое взаимодействие не соответствует потенциалу, которым обладают наши государства.

Да, лидерами двух стран были установлены определенные цели по товарообороту — $30 млрд к 2025 году. На тот момент никто не предполагал, что случится пандемия, которая сильно подкосила темпы экономического развития по всему миру, затронув и наши страны. Осуществить эту задачу будет сложно, не стану скрывать. Но она поставлена, ее никто не отменял, и будем делать всё возможное, чтобы достигнуть этой цели.

 

В любом случае товарооборот между нашими государствами растет, по итогам девяти месяцев 2021 года мы прибавили 38,1%. Это очень хороший темп, и, если нам удастся его выдерживать, мы сможем достигнуть кардинального улучшения в росте нашего товарооборота.

«Цель поставлена, никто ее не отменял»
Фото: РИА Новости/Виталий Аньков

Заделы для этого у нас разнообразные и перспективные. Назову, например, планы, которые у нас с Индией есть в сфере развития ж/д транспорта, в судостроении, машиностроении. У нас имеются хорошие предложения для индийцев в авиастроительной отрасли. Я уж не говорю о том, что активно продвигается такой знаковый проект с Индией, как строительство атомной электростанции Куданкулам, — самой крупной атомной станции на индийской территории.

У нас весьма неплохие перспективы и в других областях. Например, в фармацевтике. Индия является, как известно, мировой фабрикой лекарств, активно действует на российском рынке, строит фабрики в ряде областей России. Развивается сотрудничество по производству в Индии вакцины «Спутник V» и сертификации «Спутника Лайт». На Дальнем Востоке и не только, например, активно работает компания «Фармасинтез» — это наша компания, но руководит ею российский гражданин индийского происхождения Викрам Пуния. Это очень хороший и показательный пример индийского успеха в России. Надеюсь, таких примеров будет больше.

— А какую роль в углублении торгово-экономического сотрудничества может сыграть региональное сотрудничество? Есть ли у индийского бизнеса интерес к российским регионам, помимо Дальнего Востока, приоритетность которого для Дели стала очевидна по итогам визита в Россию премьер-министра Моди на ВЭФ в 2019 году?

— Мы заинтересованы и в принципиальном плане договорились с индийцами организовать межрегиональный форум между двумя странами. Эта работа была запущена еще до пандемии, но затем вынужденно притормозилась. Как только ситуация с пандемией выправится, мы продолжим работать и на этом направлении.

Со стороны регионов двух стран имеется очень высокий интерес к взаимодействию. Недавно я был в Мордовии по приглашению главы республики и воочию убедился в том, насколько Индия интересна нашим регионам. Это касается не только установления прямых официальных связей между региональными властями, это в первую очередь касается деловых кругов и конкретных предприятий, которые хотели бы сотрудничать друг с другом. То же справедливо и в отношении индийцев — там тоже на региональном уровне высок интерес к сотрудничеству с российскими партнерами.

Дело за малым — установить прямые контакты и начать практическую работу. Мы будем на этом направлении активно работать и оказывать содействие такой деятельности.

«Мы остаемся главным партнером Индии в военно-технической и оборонной сфере»

— Индия многие десятилетия остается одним из главных покупателей российских вооружений. Но страна известна и своим стремлением к диверсификации в сфере ВТС и покупает немало вооружений, в частности, в США. Россия пока вне конкуренции или здесь стоит ожидать серьезной борьбы?

— По разным подсчетам доля наших вооружений в Индии по-прежнему составляет до 70%. Так что в этом смысле мы остаемся главным партнером республики в военно-технической и оборонной сфере. Но конкуренция на индийском рынке, причем весьма ожесточенная, есть уже давно. Мы соперничаем с другими странами — основными производителями передового вооружения, мы не единственные в этой области. Это и США, хотя большую конкуренцию нам составляют французы, израильтяне. Высокую заинтересованность в индийском оборонном рынке проявляют шведы, итальянцы.

«Мы остаемся главным партнером Индии в военно-технической и оборонной сфере»
Военнослужащий вооруженных сил Индии во время международных российско-индийских межвидовых учений
Фото: РИА Новости/Виталий Аньков

В последние годы индийцы ставят себе цель добиться самодостаточности в производстве вооружений — они хотят сами его производить и не хотят его покупать за границей. И сейчас речь идет о кооперации и взаимодействии с Индией в плане совместного производства вооружений и передачи ей оборонных технологий. На этом они делают особый акцент. Конкуренция на рынке больше переориентируется на то, кто и в какой степени готов сотрудничать с индийцами в совместном создании вооружений и в передаче ей передовых оборонных технологий. И в этом контексте мы опять же остаемся на первых ролях. Мало кто из других индийских партнеров готов предложить стране передовые военные технологии в такой степени, как Россия. Поэтому, хотя рынок остается высококонкурентным, мы остаемся на нем главными игроками. Но конкуренция в области передачи технологий тоже существует, и она будет нарастать.

«Мы были бы заинтересованы, если бы Индия углубляла свои связи с ОДКБ»

 

— Недавно Индия и Россия обменялись «неофициальным документом» о том, как расширить взаимодействие в Центральной Азии. Что оно предполагает?

— Я видел сообщения в СМИ об обмене некими неофициальными документам, но мне об этом ничего не известно. Но могу подтвердить, что индийцы действительно проявляют большой интерес к взаимодействию в Центральной Азии. Для них этот регион, как и для России, имеет повышенное значение. Это связано со многими внешнеполитическими вопросами, в первую очередь с вопросами безопасности и теми угрозами, которые происходят из-за нестабильной ситуации в Афганистане.

Индийцы исторически имеют очень тесные связи с ЦА, они ведут активный политический диалог и развивают торговые связи со всеми республиками региона. Кстати, 27 января состоялся первый саммит Индии со всеми пятью странами Центральной Азии в формате видеоконференции. И да, Индия проявляет интерес и к углублению кооперации на этом пространстве в различных областях и с Россией.

«Мы были бы заинтересованы, если бы Индия углубляла свои связи с ОДКБ»
Заседание совета министров иностранных дел государств — членов ШОС в Душанбе
Фото: РИА Новости/Пресс-служба МИД РФ

На этом пространстве активно действует ШОС, членом которой являются и центральноазиатские республики, и Россия, и Индия. И думаю, эта площадка — наиболее удачная и правильная для того, чтобы углублять наше сотрудничество.

Помимо этого, этот регион является зоной ответственности ОДКБ. И мы были бы заинтересованы, если бы Индия углубляла свои связи с ОДКБ. Контакты Индии с организацией уже установлены. Но мы приветствовали бы более активное и плотное взаимодействие республики с этой организацией.

Так что в целом мы заинтересованы в сотрудничестве с Индией по Центральной Азии в этих форматах вместе с другими участниками и членами ШОС. Это было бы весьма полезно.

«Мы никогда не указываем Индии, с кем ей следует дружить»

 

— Индия — не только член ШОС и БРИКС — структур, где сильно влияние России, но и член альянса QUAD, также она активно повышает свою роль в делах АТР, который всё очевиднее становится ареной противостояния Запада и Китая. Насколько существенны геополитические разночтения между Москвой и Нью-Дели?

— Я бы не сказал, что у нас есть геополитические противоречия и даже разночтения с индийцами. Россия заинтересована в росте влияния Индии как самостоятельного центра силы — в мире в целом, но в первую очередь в АТР. На это направлены усилия и самой Индии. В этом смысле мы преследуем одни и те же цели. При этом мы никогда не указываем Индии, с кем ей следует дружить и в какие группы вступать в отличие от тех же самых американцев, которые постоянно нашептывают про нас гадости.

«Мы никогда не указываем Индии, с кем ей следует дружить»
Фото: РИА Новости/Владимир Песня

В то же время мы не скрываем своего, мягко скажем, скептического отношения к четырехстороннему диалогу по безопасности QUAD, деятельность которого, по нашему мнению, не способствует ни укреплению безопасности в АТР, ни развитию равноправной взаимосвязанности в этой части света, а, наоборот, привносит разобщенность и снижает роль АСЕАН. Мы откровенно делимся своими взглядами с Индией, но ничего не навязываем. Убежден, индийцы сами разберутся, что более всего соответствует их национальным интересам.

— А как в Москве относятся к тому, что в Нью-Дели всё чаще вслед за США говорят о «порядке, основанном на правилах», ведь такая формулировка нам очень не нравится?

— Что касается «порядка, основанного на правилах». Индийцы — и они нам об этом говорят, — произнося «порядок, основанный на правилах», подразумевают международное право, основанное прежде всего на уставе ООН. В наших совместных документах мы никогда не употребляем эту формулировку.

Другое дело, что страны Запада, внедряющие в оборот эту лукавую формулу, вкладывают в него совершенно иной, ревизионистский смысл, подрывающий действующее международное право.

«Формат РИК имеет большое значение»

 

— Многие годы Россия, Индия и Китай проводили высокопоставленные встречи в трехстороннем формате. Но после известного обострения на границе Индии и Китая такого рода встречи скорее становились изложением взаимных претензий между ними. Актуален ли еще формат РИК и стоит ли ждать проведения трехстороннего саммита в этом году?

— Последняя встреча РИК прошла в ноябре прошлого года, хоть и по видеосвязи. Надеюсь, что и в этом году будут организованы мероприятия в этом формате, в том числе на высоком уровне. Председательствует в этом году Китай, так что будем ориентироваться на его предложения.

Я считаю, этот формат имеет хорошее будущее, мы его будем продолжать и активно продвигать. Этот формат в действительности как раз может способствовать снижению той напряженности, которая в последние годы возникла между Индией и Китаем. Мы, разумеется, никоим образом не намерены навязывать свои посреднические услуги, но и не будем отказываться поспособствовать укреплению доверия между Индией и Китаем, если с обеих сторон будет такое пожелание. Потому что иного пути, как взаимодействие, развитие и укрепление связей между этими крупнейшими азиатскими странами, просто нет. Тем более что обе страны не заинтересованы в усугублении противоречий и обострении отношений. В этом смысле формат РИК имеет большое значение.

Колонна грузовиков ВС Индии у границы с Китаем
Колонна грузовиков ВС Индии у границы с Китаем
Фото: TASS/Zuma

Между тремя странами ведется и отраслевой диалог. И мы были бы рады, если бы был налажен и диалог на уровне министров обороны в этом формате.

— А что касается контактов по линии РИК между оборонными ведомствами, это пока благое пожелание или на этом направлении ведется конкретная работа?

— Мы говорили об этом до пандемии. Потом, правда, случилось обострение ситуации на индийско-китайской границе, и это не способствовало трехстороннему разговору на уровне военных. Но речь о взаимодействии министерств обороны трех стран, включая встречу на уровне министров, шла, и, надеюсь, этот разговор будет продолжен и на определенном этапе такая встреча состоится. Но на данном этапе ни о каких конкретных договоренностях разговора нет.

«Это будет сложный путь, но заслуживающий того, чтобы его пройти»

 

— В конце прошлого года Индия и ЕАЭС завершили консультации по созданию зоны свободной торговли (ЗСТ) и договорились начать переговоры по заключению соглашения о ЗСТ в начале нынешнего года. По вашим оценкам, на сколько может растянуться процесс? И, грубо говоря, какой «прикуп» Россия и другие члены ЕАЭС получат от создания ЗСТ с Индией?

— Думаю, этот процесс займет долгое время. Мы, собственно, еще и не начали переговорный процесс. Это задача на достаточно продолжительное время. И переговорный процесс — могу уже сейчас предположить — будет очень сложным. У нас разные подходы, которые придется согласовывать, не говоря уже о дальнейших конкретных договоренностях и деталях соглашения.

 
«Это будет сложный путь, но заслуживающий того, чтобы его пройти»
Фото: РИА Новости/Рамиль Ситдиков

Но настрой имеется. По предварительным оценкам, выиграет и ЕАЭС, и Индия. В какой степени, будет зависеть от мастерства тех, кто ведет переговоры. Поэтому о каких-то конкретных плюсах, которые будут вытекать из этого соглашения, на данном этапе говорить преждевременно. Думаю, никто сейчас их и не назовет. Но в целом предварительные исследования позволяют говорить о том, что товарооборот между ЕАЭС и Индией возрастет, и в целом экономическое сотрудничество получит стимул и увеличится в объемах и абсолютном выражении. Это будет сложный путь, но заслуживающий того, чтобы его пройти.

back to top