Шах и мат. Чем недовольны иранцы

В середине сентября в Иране умерла 22-летняя Махса Амини. Ее задержал «патруль нравов» за то, что она неправильным образом носила хиджаб. Девушку увезли в патрульной машине, а потом объявили родственникам, что она скончалась от «проблем с сердцем». Этот инцидент был предан огласке и послужил причиной протестов в стране, которые длятся по сей день. О том, как живет исламская республика Иран и как хочет жить ее население, в программе «Пограничное состояние» дискутируют ее ведущий Максим Шевченко, корреспондент агентства ТАСС в Иране Никита Смагин и иранист, научный сотрудник Института международны исследований МГИМО Адлан Маргоев.

Шах и мат. Чем недовольны иранцы
  • Задержание и смерть Махсы Амини — знаковое событие, которое никого не оставляет в Иране равнодушным
  • Многие известные люди делают заявления в поддержку протестующих, однако никакого раскола в элитах нет. Полиция также не спешит переходить на сторону народа
  • Похоже, что, так или иначе, протесты пойдут на спад, однако протестный потенциал высок, и иранцы выходят на улицу с требованиями к властям практически каждые полтора-два месяца
  • Иран — не классическая тирания. Здесь существуют как неизбираемые народом институты, так и демократические
  • Если описывать мироощущение иранца, у него в голове есть три условных «ползунка». Первый отвечает за «все иранское» — культуру, историю, наследие. Второй — за все мессианское, за завоевания Исламской революции. И третий — за все модернистское
  • Политическое руководство Ирана старается поднять как можно выше второй ползунок, что входит в конфликт со взглядами тех, кто считает, что он должен быть современной страной
  • Бывший президент Ирана Махмуд Ахмадинежад фактически выступил на стороне протестующих, сказав, что «им нужно пойти навстречу». При этом большинство населения воспринимает его не очень серьезно, понимая, что он хочет заработать политические очки
  • Главное лицо в Иране — это духовный лидер, рахбар, аятолла. Президент, согласно конституции, решает вопросы «которые остаются нерешенными после рахбара»
  • Духовный лидер определяет красные линии, за которые нельзя выходить. В рамках этих красных линий могут действовать институты
  • Когда нынешний аятолла приходил к власти, поддержка за его плечами была не такая уж и существенная. Он действует как универсальный арбитр — но это его стиль руководства. Следующий может вести себя по-другому
  • Духовного лидера выбирает специальный совет, состоящий из 88 правоведов, избираемых общенародным голосованием по регионам страны. Этот совет может не только поправить его, но даже снять с должности
  • Когда нынешнего духовного лидера не станет, этот совет будет выбирать следующего, как выбрали нынешнего, Хаменеи, в 1989 году после смерти имама Хомейни
  • Иран научился воевать по средствам, он умеет вести «дешевую войну». Большая часть населения никак не связана с военными действиями, и нагрузка, которую составляют военные расходы страны, хотя и внушительная, но далеко не такая, как представляют себе те, кто говорит об Иране как о «военизированном лагере».
  • Если бы в Иране была настоящая диктатура, как это часто представляют за рубежом, то Иран бы не справился
  • Санкции, введенные против Ирана в 2010-2011 годах стали одной из ключевых причин того, что экономика страны практически не растет, и массовых протестов. Они не являются причиной всех проблем, но усугубляют существующие
  • Часто протесты вспыхивают на почве ситуации в экологии. Причин две: неправильное управление ресурсами, менеджмент воды и глобальное потепление
  • У многих иранских семей есть ностальгия по старым временам «когда было жить лучше»
  • Современный социальный контракт иранцев с властями описывается фразой «мы вас кормим, у вас всё хорошо, и вы не восстаете против Исламской Республики, мы следуем идеалам революции»
  • Но в последнее время многие граждане говорят о том, что дальше так жить невозможно. «Мы хотим танцевать, мы хотим радоваться публично», — говорят они
  • С одной стороны, в последнее время на улицах городов все больше патрулей нравов, с другой стороны большая часть населения ведет преимущественно светский образ жизни
  • В Иране проживает крупная еврейская община. Иранцы — не антисемиты сами по себе, однако власти считают, что государство Израиль не имеет права на существование
  • Дональд Трамп своими решениями об отмене ядерной сделки с Ираном добил движение реформаторов в стране
  • Люди не принимают консервативные ценности, но при этом сами не предлагают какой-то целостной повестки изменений, а предложения консерваторов их не устраивают
  • Все иранцы, вне зависимости от национальности, считают Иран своей родиной, и в когда речь идет о ее судьбе, они готовы объединяться

Источник: RTVI

back to top