ШОС перед новым вызовом

С начала XXI века мир стремительно менялся, не «притормаживая» даже перед опасными поворотами. Кризис вокруг Украины и беспрецедентное в истории политическое, санкционное, экономическое и информационное давление на Россию со стороны США и ряда других стран придали этим изменениям необратимый характер. Однако так называемый «конец истории» по версии Фрэнсиса Фукуямы так и не наступил. Вместо «конца» мы становимся очевидцами начала «новой истории», пишет Рашид Алимов, генеральный секретарь ШОС (2016–2018), доктор политических наук, почётный профессор Института Тайхэ (Китай).

Существовавшая до кризиса система международных отношений уходит в прошлое, равно как и попытка воссоздания однополярного мира. Строить прогнозы о том, каким будет мирмногополярный, дело неблагодарное. Ясно лишь одно: процесс его кристаллизации будет непростым, возможно, даже мучительным. Остаётся надеяться, что формирование обновленной системы международных правил и институтов произойдёт без всемирной катастрофы. О недопустимости такого сценария, в частности, говорит Совместное заявление лидеров стран ядерной «пятёрки», принятое 3 января 2022 года, в котором зафиксировано, что ядерная война не должна быть развязана, так как в ней не может быть победителей.

Масштабные санкции и ограничения, введённые против России, отражаются на состоянии не только российской, но и всей мировой экономики, угрожают существующей системе мировой торговли. Замораживание активов Центрального банка России, а ранее Ирана, Сирии, Венесуэлы и Афганистана, сигнализирует о ненадёжности западных финансовых структур. При этом наблюдается не только эффект санкционного бумеранга, но и, по сути, саморазрушения глобализации. Складывается впечатление, что инициаторы санкций своими неправомерными действиями стремятся расколоть мир на два блока со всеми вытекающими отсюда сложнопредсказуемыми последствиями. Сложившаяся ситуация ставит перед каждой страной и международными организациями целый ряд вопросов как текущего, так и стратегического характера. Если поиск ответов на национальном уровне в основном связан с разработкой антикризисных социально-экономических мер, то на региональном – с необходимостью координации совместных действий и выработке коллективного ответа на новые вызовы и угрозы, возникшие в связи с кризисом вокруг Украины.

Особенно актуален такой подход для Шанхайской организации сотрудничества, объединяющей Россию и Китай, Индию и Пакистан вместе с Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном и Узбекистаном. В 2021 году на Душанбинском саммите было принято историческое решение о запуске процедуры приема в Организацию Исламской Республики Иран. Есть все основания ожидать, что в сентябре 2022 года на саммите ШОС в Узбекистане Иран станет девятым членом Организации. Кроме того, как известно, в «семью» ШОС в качестве наблюдателей и партнёров по диалогу входят Азербайджан и Армения, Афганистан, Белоруссия и Египет, Камбоджа и Катар, Монголия и Непал, Саудовская Аравия и Турция. Заявки ещё ряда государств на установление партнёрских отношений с ШОС находятся на заключительной стадии рассмотрения. Развивается взаимодействие ШОС с ООН и её специализированными учреждениями. Налаживается сотрудничество «шанхайской восьмёрки» с Евразийским экономическим союзом и Лигой Арабских Государств.

С геостратегической точки зрения государства – члены ШОС объединяет общее стремление к самостоятельному, поступательному развитию в условиях современных международных реалий. Помимо различных аспектов геополитического, геоэкономического и цивилизационного факторов, особый вес организации придаёт и тот факт, что из девяти существующих в мире де-юре и де-факто ядерных держав, четыре – Россия, Китай, Индия и Пакистан – являются членами «шанхайской восьмерки». Глобальный профиль и имеющийся потенциал позволяют ШОС играть самую активную роль на международной арене, включая вопросы дальнейшего совершенствования архитектуры глобального экономического управления. Статистика подтверждает это. Согласно данным Всемирного Банка, суммарный ВВП государств – членов ШОС плюс Иран в 2020 году составил 19,58 триллиона долларов. Доля «шанхайской восьмёрки» (плюс Иран) в мировом ВВП в 2020 году достигла 23,1 процента, увеличившись на 0,7 процента по сравнению с допандемическим 2019 годом.

Важно, что государства – члены ШОС выступают за совместное формирование мировой экономики открытого типа, основанной на правилах многосторонней торговой системы, поддержание авторитетности и действенности правил ВТО, а также недопущение проявлений любых односторонних протекционистских действий в международной и региональной торговле. При этом в рамках Организации за её двадцатилетнюю историю многое сделано в плане создания благоприятных условий для развития торговли и инвестиций, необходимых для постепенного осуществления свободного передвижения товаров, капиталов, услуг и технологий.

Можно по-разному оценивать темпы достижения целей ШОС в сфере экономики. Ожидания от партнёрства в рамках Организации с первых дней её создания были всегда завышенными, принимая во внимание совокупный экономический потенциал входящих в неё государств. По мере трансформации из региональной организации в трансконтинентальное объединение и превращения ШОС в самостоятельный фактор международной жизни надежды на скорое наступление «экономического чуда» в регионе ШОС нередко уступали место пессимистическим настроениям. При этом мало кто замечал, что именно благодаря совместным усилиям, к 2021 году суммарный товарооборот между государствами – членами ШОС плюс Иран превысил 651 миллиард долларов. Судя по тому, что на торговлю между странами ШОС (плюс Иран) приходится 10,25 процента от всего внешнеторгового оборота стран ШОС, потенциал для устойчивого развития достаточно велик. Россия была и остаётся важным торговым партнёром для всех государств – членов ШОС, а для входящих в неё стран Центральной Азии – ключевым.

Такие результаты во многом достигнуты за счёт развития транзитного потенциала на пространстве ШОС, разработки согласованной системы управления транспортными перевозками по территориям государств – членов ШОС. На эту сложную и капиталоёмкую работу ушло как минимум десятилетие. Целенаправленная работа по развитию транспортной взаимосвязанности и созданию эффективных экономических транспортных коридоров, формированию системы интегрированного управления транспортными перевозками продолжается. Наряду с развитием международных автомобильных дорог к числу приоритетных на ближайшую перспективу отнесены проекты строительства железных дорог Мазари-Шариф – Герат и Мазари-Шариф – Пешавар, а также Узбекистан – Киргизия – Китай, которые могут стать ключевыми звеньями региональных маршрутов.

Набирает силу сотрудничество в сфере промышленности и промышленной кооперации в рамках ШОС, а также взаимодействие между странами ШОС в области энергетики. Это новое, но исключительное важное направление для стран – членов, получившее зелёный свет на саммите в Душанбе в 2021 году. Стоит, к примеру, напомнить, что, по данным ОПЕК, запасы нефти стран «семьи» ШОС составляют 619 миллиардов баррелей, или 40 процентов от всех доказанных запасов нефти на Земле. Для сравнения, на страны ОПЕК приходится 79,9 процента мировых запасов «чёрного золота». Экспорт сырой нефти и нефтепродуктов странами «семьи» ШОС практически сопоставим с экспортом нефти странами ОПЕК – 20,3 миллиона баррелей/сутки (29,1 процента от мирового экспорта) против 23,2 миллиона баррелей/сутки, поставляемых нефтяным картелем (33,2 процента от мирового экспорта). ШОС опережает ОПЕК по уровню добычи нефти – 43,9 процента нефти добывается в странах «семьи» ШОС (37,1 процента в ОПЕК). Также в странах «семьи» ШОС сосредоточено более 1/3 мировых нефтеперерабатывающих мощностей (34,6 процента), что почти в три раза превышает мощности НПЗ в странах ОПЕК (12,1 процента). Не говоря уже о том, что страны ШОС обладают половиной всех запасов природного газа на Земле (50,1 процента). Стоит также отметить, что на пространстве ШОС добывается 35,1 процента мировых запасов газа или 1,39 триллиона куб. м, а доля стран «семьи» ШОС в мировом экспорте природного газа составляет 20,9 процента (259,7 миллиарда куб м).

Другими словами, «энергетический клуб» ШОС обладает колоссальными резервами для поддержания устойчивого развития обширного евразийского региона и мира.

Важно подчеркнуть, что страны ШОС выступают за широкое использование возобновляемых и альтернативных источников энергии, применение различных экономически эффективных и экологически чистых технологий, позволяющих снизить негативное воздействие на окружающую среду и способствующих энергетической безопасности и переходу к более чистым и экологичным источникам энергии в энергоэффективной экономике.

В контексте кризиса вокруг Украины вновь, теперь уже с новой силой, на всех уровнях поднимается вопрос о грядущем продовольственном кризисе. Причём эта тема горячо обсуждается даже в таких индустриально развитых странах, как Франция, где не исключают введения продовольственных карточек. Грозит ли это странам ШОС? Объективная статистика говорит о следующем. По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), страны ШОС в 2020 году произвели 4,24 миллиарда тонн продукции растениеводства и животноводства из 11,19 миллиарда тонн, произведённых во всём мире (почти 38 процентов). В частности, на ШОС приходится 53,5 процента мирового производства риса, 31,6 процента мяса (в том числе 23,5 процента производства курицы, 42,6 процента свинины, 17,8 процента говядины), 51,2 процента пшеницы, 29,2 процента сахара, сахарной свеклы и тростника, 27 процентов кукурузы, 10процентов сои. Довольно значительна и доля продукции стран ШОС в мировом экспорте продовольственной продукции. Так, например, доля стран ШОС в мировом экспорте сахара в 2020 году составляла 12,5 процента; риса – 42,9процента; пшеницы 21,9 процента. Цифры говорят сами за себя, равно как и совместная работа, нацеленная на обеспечение продовольственной безопасности, включающая в себя разработку Концепции взаимодействия государств – членов ШОС в сфере «умного» сельского хозяйства и внедрения агроинноваций, а также мер, направленных на сокращение бедности.

В нынешних кризисных условиях перед ШОС встаёт необходимость критически проанализировать и по-новому взглянуть на состояние сотрудничества в торгово-экономической, банковской и финансовой сферах. Речь прежде всего идёт о повышении эффективности Межбанковского объединения и Делового совета ШОС, расширении возможностей использования на практике национальных валют во взаиморасчётах между государствами – членами ШОС, укреплении связей между финансовыми рынками стран региона и международными банковскими учреждениями, снятии всех барьеров для налаживания деловых контактов между бизнес сообществом, особенно малого и среднего бизнеса. Важно активнее привлекать к совместной деятельности Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, Банк торговли и развития Организации экономического сотрудничества, Международный финансовый центр «Астана» и другие финансово-банковские структуры, которые вносят свой вклад и содействуют устойчивому развитию и экономической интеграции евроазиатского региона. Незаконные санкции, введённые США и их союзниками против Центрального банка России и других российских банковских структур, их отключение от международных платёжных систем, другие нелегитимные ограничения говорят в пользу острой необходимости создания собственных финансовых механизмов в рамках ШОС.

Держать свои деньги в чужом кошельке всегда было ненадёжно, а в современных условиях, как показывает практика, – ещё и опасно, так как их могут незаконно присвоить.

Консультации по вопросам создания Банка развития ШОС и Фонда развития (Специального счета) ШОС в рамках Организации идут не первый год. Общее понимание их необходимости, особенно для обеспечения финансового сопровождения проектной деятельности, есть. Осталось лишь проявить политическую волю для того, чтобы эти финансовые механизмы были созданы и начали действовать, что позволит финансировать многосторонние проекты. Стоит напомнить, что на создание Нового банка развития БРИКС ушло всего три года: идея создания Банка была выдвинута Индией на IV Саммите БРИКС в Дели в 2012 году, политическое решение о создании Банка было принято на V Саммите БРИКС в южноафриканском Дурбане в 2013 году, а Соглашение о Новом банке развития (НБР) было подписано 15 июля 2014 года в первый день VI Саммита БРИКС в бразильском городе Форталеза. С момента запуска операционной деятельности НБР неуклонно наращивает проектную деятельность и уже направил на финансирование проектов в странах БРИКС около 30 миллиардов долларов. Пример более чем примечательный.

Есть и другие. О создании независимой международной валютно-финансовой системы ведут консультации Китай и Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Саудовская Аравия и Китай обсуждают взаиморасчёты за нефть в юанях. Индией и Россией изучается возможность перехода к торговым расчётам в рублях и рупиях, при этом в качестве базисной валюты может быть использован китайский юань, который с 1 октября 2016 года является неотъемлемой частью валютной корзины МВФ и применяется в расчётах по всему миру. Использование во внешней торговле (прежде всего внутри ШОС) не одной, а нескольких валют, включая национальные, может быть привлекательным для всех участников шосовского объединения. Такой подход предоставит не только свободу выбора, но и свободу действий. Речь не идёт об отказе от чего-то устоявшегося, привычного. Речь прежде всего об адаптации ШОС к текущему моменту, который, судя по всему, будет определять развитие мировой экономики и торговли на долгие годы вперёд. Важно в целом придать ускорение торгово-экономическому и инвестиционному сотрудничеству в рамках Организации. Только такой подход позволит обеспечить сопряжение национальных стратегий развития и долгосрочные планы стабильного и ускоренного развития региона.

При создании Организации приоритетным направлением деятельности ШОС главы государств определили развитие через обеспечение безопасности. К числу достижений здесь можно отнести сложившийся высокий уровень взаимодействия министерств обороны и правоохранительных органов; растущий авторитет Региональной антитеррористической структуры ШОС и проводимые на регулярной основе совместные Антитеррористические учения. Драматическое развитие событий в Афганистане, особенно после августовских событий 2021 года, продемонстрировало, насколько важными являются эти аспекты деятельности ШОС. На фоне событий вокруг Украины тема Афганистана затерялась в новостных лентах. По какому сценарию будут развиваться события в этой стране, оставленной США на произвол судьбы, предсказать трудно. Будущее Афганистана в руках самих афганцев. Однако очевидно, что афганский фактор будет ещё долгое время оставаться важным внешним звеном для развития ШОС.

В афганской проблеме, носящей комплексный характер, есть и наркотическая составляющая. Эта угроза не менее опасная, чем исходящая с афганской территории угроза террористическая. Политическая нестабильность в Афганистане привела к росту цен на опиум, которые почти удвоились по сравнению с майскими показателями 2021 года. Обещания новых властей в Кабуле остановить производство опиатов оказались пустыми, как и многие другие обещания: в 2021 году объём производства опиума в Афганистане вырос на 8 процентов и достиг 6,8 тысяч тонн. По оценке экспертов ООН, этот рост означает, что на рынки по всему миру поступит 320 тонн чистого героина. Только в 2021 году прибыль от производства опиатов составила от 1,8 до 2,7 миллиарда долларов, а их продажа за пределами Афганистана принесла ещё больше дохода. Нет необходимости говорить о том, что наркоугроза, исходящая с территории Афганистана, как ещё одно тяжёлое «наследие» двадцатилетнего пребывания войск США и НАТО в этой стране требует дополнительной консолидации усилий партнёров по ШОС. Одним из таких шагов могло бы стать создание специальной антинаркотической структуры ШОС – своеобразного оперативного штаба по борьбе с наркотическим злом.

После августовских событий 2021 года на саммите в Душанбе (16–17 сентября 2021 года), ШОС чётко и недвусмысленно высказала своё ясное видение будущего Афганистана. Важно, что, несмотря на активные усилия на двусторонней основе, ни одно государство – член ШОС не отклоняется от выработанной консолидированной политической позиции, которая, кстати, легла в основу резолюции Совета Безопасности ООН, где Россия и Китай являются постоянными членами. Учёт позиции «шанхайской восьмёрки» создаст благоприятные условия для вовлечения Афганистана в региональные транспортные и инфраструктурные проекты, что станет важным вкладом в дело обеспечения мира и восстановления экономики в этой стране.

На заре XXI века осознание необходимости коллективного реагирования на угрозы транснационального характера, идущие с территории Афганистана, привело к созданию ШОС. Кризис вокруг Украины, который носит системный характер, диктует необходимость глубоко и всесторонне проанализировать весь комплекс новых вызовов и угроз, которые могут оказать влияние на развитие региона ШОС. Акцент в приоритетном порядке, наряду с вопросами безопасности, необходимо сделать на сотрудничество в сфере экономики и торговли, чтобы оно отвечало новым внешним и внутренним реальностям. Ожидается, что очередной саммит ШОС, который состоится в начале осени текущего года в Узбекистане, станет новым поворотным моментом в деятельности ШОС, которая продолжит вносить весомый вклад в дело мира, сотрудничества и развития в обширном регионе Евразии и в мире.

Шанхайская организация сотрудничества вошла в своё третье десятилетие на фоне тектонических сдвигов в мире. В постоянно меняющемся международном контексте Организация всегда шла своим путём, двигаясь к поставленным целям. Со стороны, возможно, это движение могло показаться не таким быстрым, как хотелось бы. В то же время, следует признать, что за два десятилетия ШОС удалось приобрести внутреннюю прочность и внешнюю привлекательность. При этом Организация никогда не позиционировала себя как антизападная, несмотря на то что таковой её пытались и пытаются представить. Партнёрство, сотрудничество в целях сопроцветания было и остаётся краеугольным камнем во взаимодействии в рамках Организации. В нынешних условиях ШОС важно не только сохранить этот принцип, но и придать ему дополнительные силу и энергию, перейти от экстенсивного к интенсивному развитию. Текущий момент требует именно такого подхода.

Библиография

 

Annual Statistical Bulletin 2021 // OPEC . — https://asb.opec.org/.

Crops and livestock products // FAOSTAT . — https://www.fao.org/faostat/en/#data/TCL.

IV саммит БРИКС — Делийская декларация (г. Нью Дели, Индия, 29 марта 2012 года) // НКИ БРИКС. — https://www.nkibrics.ru/system/asset_docs/data/53fd/b5e8/6272/6907/2b0b/0000/original/IV_саммит_БРИК….

The World Bank | Data . — https://data.worldbank.org/.

Trade map // International Trade Centre. — https://www.trademap.org/.

V саммит БРИКС — Этеквинская декларация (г. Дурбан, ЮАР, 27 марта 2013 года) // НКИ БРИКС. — https://www.nkibrics.ru/system/asset_docs/data/53da/1fa2/676c/761f/8d13/0000/original/V_саммит_БРИКС….

VI саммит БРИКС — Форталезская декларация (г.Форталеза, Бразилия, 15 июля 2014 года) // НКИ БРИКС. — https://www.nkibrics.ru/system/asset_docs/data/5486/a918/6272/6941/3e24/0000/original/VI_саммит_БРИК….

Во Франции могут ввести продуктовые карточки // Российская Газета. — https://rg.ru/2022/03/22/vo-francii-mogut-vvesti-produktovye-kartochki.html.

Главы государств ШОС подписали Душанбинскую декларацию // РИА Новости. — https://ria.ru/20210917/politika-1750505880.html.

Портфель одобренных Новым банком развития БРИКС проектов достиг 30 млрд долларов — президент банка // Жэньминь Жибао. — http://russian.people.com.cn/n3/2021/0604/c31519-9857763.html.

Совместное заявление лидеров пяти государств, обладающих ядерным оружием, о предотвращении ядерной войны и недопущении гонки вооружений // Президент России. — http://kremlin.ru/events/president/news/67551.

УНП ООН: производство опиума в Афганистане увеличилось на 8 процентов // Новости ООН. — https://news.un.org/ru/story/2021/11/1413952.

 
 
back to top