Восток к Китаю не сводится

С Пекином дружить взахлеб не получится, да и не нужно

Уход России от Запада не просто назрел, но давно перезрел («Россия выходит из западного проекта», «НВО», 25.11.22). Но при этом надо точно знать, куда идти.

То есть понятно, что идти надо на Восток. Проблема в том, что как Запад у нас до сих пор многие отождествляют с «мировым сообществом» и «цивилизованным миром», так и Китай отождествляется с Востоком.

Уже давно серьезной ошибкой Москвы является «китаецентричность» азиатской политики. В ближайшей перспективе она может сменить былую «западноцентричность» в качестве основы российской внешней политики вообще. «Западноцентричность» уже принесла и продолжает приносить России огромный вред. «Китаецентричность» может принести вреда как минимум не меньше, если не больше.

СВАДЬБА ИЗЖИЛА СЕБЯ

Ни в коем случае нельзя забывать о том, что перед Китаем стоит множество серьезных проблем, которые можно решить только за счет захвата новых территорий и ресурсов. И это не некая злонамеренность Пекина, а объективная реальность.

При этом взять эти территории и ресурсы можно только в Монголии, Казахстане и в азиатской части РФ. Отметим, что, несмотря на формальное урегулирование вопроса о прохождении российско-китайской границы, в Китае продолжает действовать официальная историческая концепция о том, что нынешняя линия границы была навязана Китаю в результате «несправедливых» и «неравноправных» Айгуньского и Пекинского договоров 1858–1860 годов. Эта концепция однозначно является идеологической и юридической базой для предъявления территориальных претензий к России, если Китай увидит возможность для этого.

Сближение между Россией и Китаем в 1990-е и начале 2000-х было объяснимо с прагматической точки зрения, поскольку позволяло обеим странам «сбалансировать» отношения с Западом. Кроме того, торговля с Китаем стала в тот период в значительной степени спасением для многих предприятий российского военно-промышленного комплекса и регионов Дальнего Востока.

Тем не менее сейчас очевидно, что сложившаяся модель отношений с Китаем больше не оправдывает себя с точки зрения российских интересов. Экономические отношения практически всегда оказываются более выгодными для Китая. Он получает от России необходимые ему ресурсы и пока еще некоторые критические военные технологии по почти всегда неадекватно низким ценам («Этапы российско-китайских взаимоотношений», «НВО», 28.02.20).

Никакой полезной отдачи от такого сотрудничества Россия не имеет, что подтвердилось как в 2014 году, так и в еще большей степени в 2022 году. Даже Байден и Блинкен официально признают, что Китай не делает ничего для того, чтобы помочь России преодолеть санкции. Более того, не де-юре, но де-факто Китай в значительной степени эти санкции соблюдает и выполняет.

Не получает Россия от Китая и необходимые системы оружия (в первую очередь БПЛА), при том что у ВС Украины имеется множество китайских разведывательных беспилотников. Китай в 2022 году по сравнению с 2021 годом резко сократил масштаб своего участия в проводимых Минобороны РФ Армейских международных играх.

Для Китая отношения с Западом важнее, чем отношения с Россией. Что постоянно проявляется на практике, несмотря на усиливающуюся антикитайскую риторику Запада в целом и США в особенности, несмотря на прямые вызовы Пекину в форме визитов официальных лиц западных стран на Тайвань («У России друзей нет», «НВО», 11.11.22). Более того, Пекин не только не помогает Москве сам, но и отговаривает от этого другие страны, на которые имеет серьезное влияние (по крайней мере, Пхеньян и Астану, а возможно, и Пномпень, который даже начинает помогать Киеву).

РАВНОДУШНЫЙ ПАРТНЕР

Это подтверждается и на политическом уровне – тем, что практически по всем принципиальным для России вопросам Китай занимает полностью нейтральную позицию. В том числе и по Украине, о чем совершенно официально заявил сам Си Цзиньпин. Причем российские дипломаты постоянно упоминают «Россию и Китай» как потенциальные объекты агрессивных действий Запада. Китайские дипломаты в подобном контексте не упоминают Россию почти никогда, обвиняя Запад в агрессивной политике исключительно против самого Китая.

Подобное поведение российских официальных лиц крайне унизительно для России и подчеркивает ее подчиненное положение по отношению к Китаю. Это очень напоминает продолжающуюся до сих пор риторику тех же российских официальных лиц о том, что «мы открыты для диалога с уважаемыми партнерами», под которыми подразумеваются страны Запада. Причем такая постановка себя в заведомо униженное и подчиненное положение не приносит Москве ни малейшей пользы ни в отношениях с Китаем, ни в отношениях с Западом. Более того, подобный характер отношений с Пекином наносит совершенно конкретный ущерб нашим отношениям с другими странами Азии, которые могут и должны быть нашими реальными союзниками.

В докладе Си Цзиньпина на недавнем ХХ съезде КПК внешней политике было уделено очень мало внимания, причем это сделано в стиле «за всё хорошее против всего плохого». Критика в адрес США и Запада оказалась настолько косвенной, что ее можно прочитать разве что «между строк». К тому же Китай, судя по докладу, выступает за максимальную глобализацию, которая является главной целью и для США.

Еще сложнее найти поддержку России, особенно в связи с тем, что в докладе заявлено о том, что Пекин уважает суверенитет и территориальную целостность всех государств. Впрочем, говорится о необходимости развития и укрепления влияния БРИКС и ШОС (в перечислении, после ООН, ВТО и АТЭС). Ни одна страна в докладе Си Цзиньпина напрямую не упомянута вообще (ни в положительном, ни в отрицательном наклонении), нет никакой конкретизации политики по регионам мира.

Тем не менее наши многочисленные пропагандисты, постоянно выдавливающие из себя некие признаки российско-китайской дружбы, сумели в итогах съезда увидеть какие-то очень позитивные для России моменты. Хотя новый «хозяин» до нас вообще никаким образом не снизошел.

ТАЙВАНЬСКИЕ ВЫГОДЫ

Представляется, что России необходимо ужесточать политику в отношениях с Китаем как в экономической, так и в собственно политической сферах – поскольку нынешняя модель отношений, как было показано выше, себя исчерпала (как одновременно исчерпала себя прежняя модель отношений с Западом).

Например, политика Москвы применительно к конфликту вокруг Тайваня должна быть полностью аналогична политике Пекина в отношении конфликта на Украине. То есть Россия просто ограничится риторикой о том, что Китай имеет право решить вопрос восстановления своей территориальной целостности любыми методами, но было бы гораздо лучше сделать это мирным дипломатическим путем.

Также следует занимать исключительно нейтральную позицию в конфликтах Китая не только со странами Южной Азии и АСЕАН, но и со странами Запада, прекратив оказывать Пекину любую дипломатическую поддержку во всех вопросах, которые прямо не касаются интересов России. В частности, можно гораздо более спокойно относиться к созданию AUKUS и тем более «четверки», поскольку оба этих формата направлены против Китая, а не против России (причем второй неработоспособен из-за позиции Индии). Параллельно необходимо сворачивать прокитайскую риторику в официальной пропаганде внутри страны. Ужесточение политики в отношении Пекина в нынешних условиях никакого вреда Москве не принесет – уже просто потому, что нынешняя подчиненная политика не приносит ей никакой пользы. Наоборот, находящийся под усиливающимся давлением Запада Китай может всерьез задуматься о том, нужно ли терять ему еще и поддержку Москвы.

Подобная политика в отношении Пекина позволит уже без проблем дистанцироваться от конфликтов между США и Китаем. Включая конфликт вокруг Тайваня («Битва титанов», «НВО», 19.06.20), в котором для России максимально выгодно сохранение нынешнего статус-кво, поскольку это оттягивает силы НОАК на юго-восток и ухудшает отношения Китая с Западом. Наименее выгодно для России мирное присоединение Тайваня к Китаю, поскольку это дает очень значительный рост комплексной мощи КНР сразу во всех сферах и высвобождает значительные силы НОАК. Переход конфликта в военную стадию не будет выгоден для России только в одном случае – если перерастет в полномасштабную ядерную войну между США и Китаем.

ТАЙВАНЬСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ

Десантная операция на Тайвань объективно является очень сложной задачей, поскольку десанту необходимо преодолеть весьма широкий морской пролив, а затем взломать эшелонированную береговую оборону. Эти обстоятельства заставляют Пекин постоянно откладывать проведение операции. Однако до бесконечности это невозможно делать потому, что на Тайване растут антикитайские настроения из-за естественного уменьшения числа людей, имеющих хоть какие-то связи с материковым Китаем.

Идея Пекина о мирном объединении по принципу «одна страна – две системы» становится все менее реализуемой. К тому же Вашингтон долгое время не поставлял Тайбэю никаких серьезных вооружений, но в последнее время эта политика начала меняться. В итоге США будут постоянно повышать для Китая цену силового захвата острова, что также делает для Пекина бессмысленным бесконечное откладывание военного решения.

Китай может ввести морскую и воздушную блокаду Тайваня без прямого ведения боевых действий. Поскольку экономика и социальная сфера Тайваня полностью зависят от импорта сырья, продовольствия и многих важнейших товаров, а население острова привыкло к высокому уровню жизни, теоретически это может принудить Тайбэй к мирной капитуляции. Однако США могут попытаться явочным порядком прорвать блокаду (не применяя оружия первыми), что заставит Китай либо отступить (это станет колоссальным унижением для Пекина), либо втянуться не в самый выгодный вариант войны с США – на море. В результате ВМС НОАК могут истратить свой потенциал, потеряв возможность проведения операции по захвату Тайваня, что также станет тяжелейшим поражением Китая.

С этой точки зрения Китаю все же выгоднее провести сразу десантную операцию на Тайвань. Если она завершится успехом в короткий срок (не более двух недель), США не вмешаются в конфликт, хотя и могут ввести против Китая экономические санкции. Впрочем, как показывает нынешний опыт, санкции против России ударили по экономикам Запада не менее сильно, чем по российской экономике. Экономика Китая почти на порядок больше российской, эта страна является «всемирной мастерской», поэтому санкции против Китая могут стать для Запада экономическим самоубийством.

Если же ВС Тайваня смогут оказать НОАК серьезное сопротивление и китайская операция затянется, для США станет полной потерей лица дальнейшее невмешательство в события. А вмешательство в них неизбежно обернется очень серьезными потерями для обеих сторон. Что однозначно выгодно для России. Идеальным вариантом для нас станет как можно более длительная война, не переходящая, однако, в ядерную стадию. Пока же до войны дело не дошло, Москве, как было сказано выше, следует вообще устраниться от тайваньской проблемы. В частности, прекратить по любому поводу и даже без повода заявлять о том, что Тайвань –неотъемлемая часть Китая (по крайней мере, пока Пекин не заявит о том, что Крым и еще четыре региона Украины – неотъемлемая часть России).

Очень важно наконец-то перестать искать зарубежного хозяина – как на Западе, так и на Востоке. Только тогда нас везде начнут уважать. 

back to top